О так называемой сланцевой революции в США

Сообщается, что в 2011 году США добыли около 320 миллионов тонн нефти, из которых примерно десятая часть - сланцевая нефть; газа в том же году в США добыто 625 миллиардов кубометров, в том числе сланцевого газа - свыше 80 миллиардов кубометров. Сразу оговоримся, что данные по сланцевому топливу публикуются в США в таком виде, что объективно проверить их невозможно.


То есть публикуются многочисленные прогнозы на будущее и суммарные объёмы добычи. А вот данные по отдельным штатам, компаниям, скважинам (которые только и позволяют проверить достоверность суммарных данных) засекречены и явно не случайно. Поэтому приходится пока принимать суммарные данные на веру. Есть ещё один повод для буйной радости либералов: оказывается, в 2011 году США (впервые за 49 лет!) Теперь вам, газпромовцам, придётся отказаться от разработки Штокмановского газоконденсатного месторождения, газ которого предполагалось продавать именно американцам.


И действительно, совсем недавно Газпром объявил об остановке работ по Штокмановскому месторождению в Баренцевом море. Что же такое сланцевая революция в США, и почему нынешние либералы радуются ей, как убогие - витрине магазина? Прежде всего нужно знать, что ни в сланцевом топливе, ни в его промышленной добыче ничего нового, а тем более революционного, нет. Они известны очень давно.


Сталина разгромила гитлеровцев, в Ленинград, быстро восстанавливавшийся после блокады, были впервые организованы регулярные поставки газа по трубопроводу. Это был именно сланцевый газ, который добывался в Эстонии. Но уже тогда определились недостатки этого газа.


По сравнению с обычным природным газом он намного дороже, а кроме того обычно содержит в себе различные примеси, требующие его очистки. В целом по всем стоимостным, техническим, энергетическим, экологическим показателям сланцевый газ значительно уступает обычному природному газу (кстати, это так же справедливо и для сланцевой нефти относительно нефти обычной). Поэтому вскоре - ещё при И.В. Сталине - поставки эстонского сланцевого газа в наш город были прекращены, и Ленинград перешёл на использование дешёвого и чистого природного газа из Саратовской области.


Ещё в ту эпоху освоение в каком-либо районе месторождения природного газа сопровождалось закрытием местных сланцевых шахт.


Вот этот факт, о котором глухо молчат сегодняшние либералы, следует подчеркнуть особо: сланцевый газ - это именно резервный вид топлива, широкое применение которого оправдано только в чрезвычайных условиях - при катастрофической нехватке обычного топлива (нефти, природного газа, качественного угля). Это прекрасно известно и в США.


Потому и не спешили американцы запускать это топливо в массовое производство, хотя давным-давно могли это сделать. Итак, США в последние годы перешли к широкому использованию такого значительно более дорогого и менее эффективного (по сравнению с обычными нефтью и газом) топлива как сланцевый газ и сланцевая нефть. Поэтому так называемая сланцевая революция на самом деле является сланцевой контрреволюцией. И сделали её американцы совсем не от хорошей жизни.


Когда-то, ещё в 50-х гг. США были крупнейшим производителем нефти и газа, являясь в то же время крупным экспортёром энергоресурсов. Но с 60-х гг. Другой важнейшей причиной превращения США в крупнейшего импортёра энергоресурсов стало постепенное, но неуклонное истощение месторождений нефти и природного газа в этой стране. В 80-х гг. США составляла 400-450 миллионов тонн в год. А в 2005 году США добыли всего 256 миллионов тонн нефти.


А между тем неуклонно растущее потребление нефти в США достигло к этому времени уже одного миллиарда тонн в год и в последующие годы не уменьшилось. Это четверть добычи нефти во всём мире. США, где проживает лишь около 5% населения Земли, добывали около 6% нефти, но потребляли 25% всей нефти в мире, причём три четверти потребляемой нефти импортировали. К 2011 году добыча нефти в США увеличилась примерно до 320 миллионов тонн, то есть более чем на 60 миллионов тонн. Это очень маленькая величина по сравнению с огромными объёмами потребления нефти в США.


Но и такой небольшой прирост был получен с большим трудом. Ради него в США впервые начали вскрывать месторождения, не подлежавшие эксплуатации (в том числе на территории заповедников), пытаться извлекать нефть с больших морских глубин (следствием чего стала невиданная катастрофа в Мексиканском заливе в апреле 2010 года, последствия которой не преодолены до сих пор). Ещё один источник этого прироста - увеличение добычи неконкурентоспособной сланцевой нефти.


Подобное положение (хотя и не столь катастрофичное как с нефтью) сложилось у США и с природным газом. Вместо этого они в течение многих лет выбрасывали в обращение всё новые триллионы ничем не обеспеченных долларов и расплачивались ими за нефть и газ, а также за другие товары. А кроме того, они брали эти доллары в долг в других странах и опять расплачивались ими за нефть, газ и другие товары.


Американцев вполне устраивало такое многолетнее глобальное паразитирование на чужих богатствах, хотя оно ввергло США в беспримерную в истории долговую кабалу и наполнило весь мир чудовищной массой ничем не обеспеченных долларов. Но это паразитирование не могло продолжаться бесконечно. Когда в 2007-2008 гг.


При огромных размерах энергопотребления собственных нефти и газа им катастрофически не хватало; приобретать иностранное топливо за свои реальные товары они не могут, ибо уничтожили за последнее десятилетие большую часть своей реальной экономики; выбрасывать в обращение всё новые и новые триллионы необеспеченных долларов для оплаты импортных нефти, газа и других товаров сегодня намного сложнее, чем раньше, из-за постоянной угрозы обвального обрушения доллара в любой момент; продолжать занимать чудовищно огромные суммы в долг в период кризиса так же стало намного сложнее.


Поэтому (и только поэтому!) США после начала кризиса перешли с 2009 года к широкому применению сланцевого топлива, всё время наращивая его добычу. При желании они могли это сделать давным-давно, хоть полвека назад. Но в том-то и дело, что такого желания у США не было.


И только тупиковая хозяйственная ситуация, сложившаяся с началом нынешнего кризиса, вынудила США сделать то, чего они долго и упорно не хотели, - приступить к широкому использованию резервных видов топлива - сланцевого газа и сланцевой нефти. Переход к широкому использованию сланцевого топлива - яркий показатель неплатёжеспособности США, то есть их банкротства.


Однако те, кто наивно верит в бравурные рассказки про сланцевую революцию, просто не знают, что такое сланец и что такое сланцевые газ и нефть. Сланец - это весьма плотная порода, бурить которую намного тяжелее и дороже, чем песок, глину и многие другие породы. У сланца гораздо более низкая пористость и так называемая округа дренирования. А значит газ и нефть из сланцевых пород поступают в скважину слабо и недолго.


Поэтому срок службы сланцевой скважины всего несколько месяцев (редко 1 год). Для сравнения: газовые скважины в Уренгое дают газ по 10-15 лет при гораздо более высоком дебите. Как следствие, сланцевое топливо обходится чрезвычайно дорого, и американцы дотируют его добычу из бюджетов разных уровней. Поэтому широкое использование сланцевого газа подразумевает кроме прочего два условия: близость конечного потребителя к месту добычи (не далее 250-300 км) при уже готовой инфраструктуре (дороги и т.д.) Последнее означает нанесение колоссального ущерба природе.


Широкое использование сланцевого топлива в США уже привело к значительному росту цен на бензин вообще. Только за лето 2012 года они выросли более чем на 20% и продолжают расти. Американцы сегодня массово отказываются от поездок на личных автомобилях и пересаживаются на общественный транспорт. Тамошние автобусные компании процветают.


Бессмысленно говорить о том, что США смогут когда-нибудь организовать рентабельный экспорт сланцевого газа. Для этого как минимум нужно, чтобы весь остальной мир перешёл на преимущественное использование сланцевого газа. Однако никто в мире переходить на широкое использование гораздо более дорогого сланцевого газа не собирается. США остаются в этом вопросе в полном одиночестве.


Но тогда что даёт им переход к широкому использованию сланцевого газа и сланцевой нефти? В СМИ совершенно справедливо указывают, что нынешний рост добычи сланцевого газа и прекращение импорта газа в США весь Запад пытается использовать как средство давления на Газпром и Российскую Федерацию. Но это, так сказать, текущая задача.


Только из-за этого Запад (и особенно США) не стали бы проявлять столь большое внимание к сланцевому топливу. Чтобы ответить на поставленный вопрос, надо вспомнить, был ли когда-нибудь в прошлом широкий переход крупной капиталистической страны на резервные неконкурентоспособные виды топлива. Оказывается, да, был. В 30-х гг.


Германия, полностью обанкротившаяся во время Великой депрессии, неспособная покупать за рубежом в необходимых количествах нефть, массово перешла на использование искусственного бензина из угля (так называемый синтин ), который хуже и дороже нефтяного бензина.


Этот резервный вид топлива сейчас всё более актуален и для американцев. Угля у Германии много, в том числе и высококачественного. Она освоила массовый выпуск искусственного бензина из угля и вполне могла бы в больших количествах его вывозить, решая заодно свои экономические проблемы. Однако за пределами Германии немецкий синтин спроса не имел и иметь не мог, ибо он гораздо дороже и хуже обычного нефтяного бензина.


Немецкий синтетический бензин - это продукт лишь для собственного выживания, и не более того. Перейдя на такой бензин, немцы фактически совершили угольную контрреволюцию, подобную нынешней сланцевой контрреволюции в США. Однако это на какое-то время позволило им ослабить зависимость от импорта топлива.


Называться это может разными словесами: крепость Европа у гитлеровцев, сфера совместного процветания Восточной Азии у японцев, Европейское Экономическое Сообщество (более сложный пример групповой автаркии при определяющей роли Франции и ФРГ) и т.д., То же самое мы видим сейчас и в США. Широкое использование сланцевого топлива позволило США отказаться в 2011 году от импорта газа и несколько уменьшить чудовищно огромные дефициты платёжного и торгового балансов. Этому же способствовало и начавшееся в США сокращение потребления нефтепродуктов.


То есть в целом США при Обаме продолжают своё многолетнее падение в пропасть, но с несколько меньшей скоростью, чем это было при Буше младшем. И как в 30-е гг. В то же время при Обаме в политике США всё больше определяется тенденция перехода от многолетнего безоглядного накопления хозяйственных проблем, ведущих страну к полному краху, к попыткам их разрешения (разумеется, лишь в меру собственного понимания и желания это сделать).


На деле такие попытки выливаются в ту же самую автаркию, что и в гитлеровской Германии.


При этом под вопли о развитии глобального сотрудничества либеральная пропаганда внушает всем мысль о том, что якобы не существует никакого мирового рынка нефти и газа, а есть только рынки региональные (североамериканский, европейский и т.д.) США в составе США, Канады и Мексики. С другой стороны, США резко активизируют агрессивную внешнюю политику, нацеленную на захват ресурсов во всём мире (и в первую очередь, энергетических). Очевидно, что такая политика (так же, как и в 30-е годы) ведёт к новой мировой войне.


Вот что такое нынешняя сланцевая революция (на самом деле - сланцевая контрреволюция) в США, и какие грозные события она предвещает всему миру. Что же касается Штокмановского месторождения, то очень хорошо, что работы на нём сегодня свёрнуты и его оставили в покое. Пусть оно без помех продолжает накапливать газ. Придёт время, и оно ещё послужит тем, кто его открывал, а не каким-то американцам за их никчёмные бумажки.


Социальные закладки:

Комментарии к этой заметке больше не принимаются.


Рейтинг популярности - на эти заметки чаще всего ссылаются:

январь 2013
пн вт ср чт пт сб вс
1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31