РФ признала сланцевый газ стратегической угрозой своим интересам

Министр энергетики России Александр Новак выступил с докладом на 49-й Мюнхенской конференции по безопасности Геополитические изменения в контексте американской нефтегазовой революции. Ниже представлен текст выступления. Уважаемые дамы и господа!


Еще раз убедился в этом по пути в Мюнхен из Москвы, познакомившись с полемикой на эту тему на страницах ведущей немецкой деловой газеты Хандельсблатт. Остановлюсь на нескольких ключевых тезисах, раскрывающих влияние сланцевой революции на геополитику. Первое. Феномен сланцевой революции существенно меняет баланс на мировых энергетических рынках.


Успехи в добыче сланцевого газа и нефти снизили опасения международной общественности перед скорым истощением запасов углеводородного сырья, выраженной в известной теории пиковой нефти - peak oil. Новые технологии позволяют нам сегодня получать доступ к огромным запасам углеводородов, которые ранее считались неизвлекаемыми. В этой связи мы ожидаем сохранения роли традиционных углеводородов в глобальном энергобалансе на обозримую перспективу.


В своих долгосрочных прогнозах мы исходим из того, что общемировая потребность в энергоресурсах, причем экологически чистых и эффективных, будет возрастать. Технологический прорыв в добыче природного газа повысил доступность этого энергоресурса в ключевых регионах - потребителях.


Крупнейший производитель сланцевого газа - США, еще недавно являвшиеся нетто-импортером голубого топлива, в ближайшие годы могут стать нетто-экспортером этого сырья. Одновременно США существенно снижают свою зависимость от импорта нефти - в 2012 г. 7,5 миллионов баррелей в день. По оценкам экспертов, возможно снижение объемов импорта до незначительных или даже нулевых показателей через 12-15 лет.


Наконец, возрастает конкуренция между видами топлива - как мы видим, подешевевший американский уголь активно замещает газ в европейской генерации, несмотря на опасения экологов за состояние окружающей среды. Другой пример - растущий интерес к газомоторному топливу как альтернативе бензина. Второй важный момент. Добыча Сланцевого газа влияет на международные торговые потоки.


Уход с рынка крупнейшего импортера углеводородного сырья - Соединенных Штатов - существенно меняет карту традиционных маршрутов экспортных поставок и всей структуры мировой торговли углеводородами. В балансе мирового спроса на энергоресурсы большую роль станут играть страны АТР, и прежде всего, Китай и Индия. В конечном итоге, все это будет способствовать укреплению глобальной энергобезопасности, в чем заинтересованы и производители, и потребители.


Третий тезис, на котором я хотел бы акцентировать внимание - влияние сланцевой революции на мировую экономику в целом. Очевидно, что американская промышленность за счет использования дешевого газа и снижения тарифов на электроэнергию увеличивает свою конкурентоспособность. Это касается энергоемких производств, например, нефтехимии. В свою очередь, снижение импортозависимости приводит к сокращению дефицита платежного баланса.


Как вы хорошо помните, все последнее десятилетие именно дефицит бюджета и счета текущих операций США считался одной из главных причин дисбалансов в мировой экономике. В этой связи многие аналитики предсказывают ренессанс американской экономики и ее реиндустриализацию.


Оценивая эти последствия, правительства разных стран стараются стимулировать инвестиции в развитие технологий нетрадиционной добычи и транспортировки газа, создают условия для перехода на этот вид топлива автотранспорта, объектов энергетики и коммунального хозяйства. Однако процесс расширения сферы применения газа связан с проблемой перенастройки инфраструктуры и конкуренцией других видов сырья.


Мне часто задают вопросы относительно стратегии адаптации России к последствиям сланцевой революции. Прежде всего, хочу напомнить, что Россия является крупнейшей энергодержавой и занимает, соответственно, первое и второе место в мире по объемам добычи нефти и газа. По итогам 2012 г. 2011 г. 1,3% и составил в абсолютном выражении 518 млн. России. Добыча природного газа в 2012 г.


654,4 млрд. Во-первых, в своей политике мы исходим из принципа реалистичности. Мы внимательно отслеживаем изменения, происходящие на мировом энергетическом рынке, включая изменения в энергобалансе, инфраструктуре, маршрутах поставок и технологическом развитии отрасли.


Поэтому решения о векторе развития нефтегазовой отрасли принимаются с учетом ключевых перспективных рынков и технологических рубежей. Мы будем ускоренно инвестировать в развитие ресурсной базы и реализацию инфраструктурных проектов, которые позволят нам удовлетворять потребности этих рынков в углеводородном сырье. Создание стимулов для работы в восточном направлении является нашим стратегическим приоритетом на десятилетия вперед.


Например, мы стимулируем добычу нефти и газа в восточных регионах страны, активно строим нефтегазотранспортную инфраструктуру в восточном направлении, развиваем СПГ-проекты. В то же время Европейский союз остается для нас также стратегическим партнером. Россия обеспечивает около 34% импорта природного газа странами ЕС, 33% - импорта сырой нефти, 27% - импорта каменного угля.


Хотел бы акцентировать, что в случае резких и непредвиденных скачков спроса на природный газ в Европе - будь то из-за экстремальных погодных условий, техногенных аварий или террористической активности, как в недавнем случае с Алжиром, только Россия способна и готова выступать в качестве поставщика последней инстанции, в полной мере удовлетворяя спрос наших потребителей. Тем более, в контексте увеличения импортозависимости Европы в долгосрочной перспективе.


Тем более, что многие эксперты обращают внимание на необходимость совершенствования законодательной базы Евросоюза в сфере энергетики, поскольку Третий энергопакет ЕС содержит ряд экономически необоснованных и нерыночных требований, которые ухудшают условия для инвестиций в столь необходимую Европе инфраструктуру.


Европейскому союзу предстоит еще многое сделать для создания единого интегрированного рынка природного газа. Рынка с достаточным уровнем ликвидности, разветвленной инфраструктурой и равными возможностями для поставщиков и потребителей. Считаю, что в этот переходный период участники рынка должны иметь возможность самостоятельно выбирать приемлемый для них вариант сотрудничества - будь то спотовые цены или долгосрочные контракты с привязкой к нефтепродуктовой корзине.


Во-вторых, в своей деятельности мы исходим из принципа открытости и необходимости интеграции в мировую энергетику. Мы открыты для совместной работы и будем продвигать кадровую и научную интеграцию российского нефтегазового сектора в мировую отрасль. Для нас это действительно приоритетная задача. Такое сотрудничество предполагает устранение проблем, связанных с несовершенством регулирования энергорынков и недостаточной проработанностью международной правовой базы.


Россия будет активно способствовать дискуссии на эту тему в рамках своего начавшегося председательства в Группе двадцати.


Социальные закладки:

Россия сокращает поставки нефти за рубеж

В январе экспорт российской нефти сократился на 3,5% по сравнению с тем же периодом прошлого года и составил 19,8 млн. Об этом свидетельствуют данные ФГУП Центральное диспетчерское управление топливно-энергетического комплекса ( ЦДУ ТЭК ). Согласно данным ЦДУ ТЭК, падение коснулось январского экспорта нефти как в страны ближнего (минус 7,9%), так и дальнего зарубежья (минус 2,4%). Вместе с тем цены на черное золото на мировом рынке остаются стабильно высокими.


Так, стоимость нефти марки Urals в январе выросла на 1,8%, до 111,8 долларов за баррель. Объемы добычи нефти в России также неуклонно растут. В прошлом году рост составил 1,3% по сравнению с предыдущим годом (до 518,017 млн. Однако дела с продажей топлива на мировом рынке у России ухудшаются. На фоне роста добычи экспорт неуклонно снижается. Эксперты объясняют подобную ситуацию общим спадом в мировой экономике, вслед за которым снижается и спрос на углеводородное топливо.


Примечательно, что экспорт второго по значению вида российского сырья - природного газа - также падал весь прошлый год. Натолкнувшись на сопротивление европейских потребителей, Газпром был вынужден снижать цены. Экспорт нефти из РФ снизился относительно прошлого года в связи с падением общего потребления и продолжающимся кризисом мировой экономики, - заявила НИ отраслевой аналитик Юлия Войтович. В то же время сфера добычи нефти также оказалась на пороге кризиса. Многие российские месторождения, преимущественно в Западной Сибири, обладают высокой степенью выработанности запасов.


Росту добычи углеводородов в дальнейшем может способствовать только разработка новых месторождений в Восточной Сибири и на арктическом шельфе. Экспертов также настораживает структура снижения экспорта. Поставки в ближнее зарубежье упали почти на 8%, - сказал НИ аналитик Анатолий Воронин.


Это означает, что наши соседи, скорее всего, нашли более интересные предложения по поставке углеводородов. Это опасный звоночек для российских нефтяных компаний и в целом для российской политики.


Социальные закладки:

Может ли Америка избавиться от нефтяной зависимости?

В настоящее время появляется все больше материалов, в которых говорится о преимуществах сланцевого газа, но так же часто появляются и опровержения этих сообщений. Сейчас информация распространяется практически мгновенно, давно прошло то время, когда нельзя было отделить правду от лжи. Однако и сегодня есть люди, мешающие распространению правды.


Национальное управление разведки США опубликовало отчет под названием Глобальные тенденции 2030 года: альтернативные миры. В нем американцы самонадеянно упирают на то, что им удастся избавиться от нефтяной зависимости. Уверенность американцев в своих силах подкрепил и доклад Международного Энергетического Агентства, благодаря которому у них создалось впечатление, будто бы они будут просто купаться в нефти.


Согласно тексту доклада, к 2017 году Америка обгонит по объемам добычи нефти Саудовскую Аравию, что сделает ее нефтедобывающей страной номер один. А к 2015 году, предсказывают специалисты Агентства, США займет и первое место по добыче природного газа. Наслушавшись вдохновенных речей Америки, в кружок любителей сланца влились Австралия, Канада, Польша и Израиль.


Аналитики уверенно говорят, что если Америка станет мощной энергетической державой, то это позволит ей уменьшить свою зависимость от Среднего Востока, а также понизить российское влияние в Центральной и Восточной Европе.


Австралия и Канада, в свою очередь, смогут экспортировать нефтегазовые ресурсы в Восточную Азию и укрепят свой союз с США. Одним из видных апологетов сланцевой революции является журналист и политолог Роберт Каплан, когда-то комментировавший путь американской армии в Ираке. Стоило ему только начать высказывать удобные для правительства идеи, как его тут же осыпали почестями. К тому же, несмотря на то, что официально Америка придерживается крайне оптимистичного взгляда на будущее сланцевой индустрии, в кулуарах по этому поводу высказываются серьезные сомнения.


Это просто-напросто выбор СМИ. Выбирая между рациональным подходом и розовыми очками, они предпочли плести восторженные истории, став внезапно совершенно глухими к иным, разумным голосам. Подобная избирательная глухота - очень на руку апологетам сланцевой революции.


Если грянет сланцевая революция, то это разрушит всю сложившуюся систему определения цен на нефть, страны ОПЕК потеряют контроль над ситуацией, и все это обернется тяжелейшим ударом для лидеров нефтяного рынка. Однако стоит помнить, что все эти рассуждения строятся на оптимистичных американских прогнозах, которые далеки от реальности.


Кичливые американцы, как всегда, не учли ни новые зависимости, возникшие между силами всех участников рынка энергоносителей, ни факт смещения к большему мировому геостратегическому балансу в новом, многополярном мире. Как бы то ни было, избавиться от нефтяной зависимости только благодаря ненадежному сланцу окажется для Америки совсем не так легко, как ей сейчас мнится.


Социальные закладки:

Войны за сырьевые ресурсы - реальность?

Такие энергоносители как нефть и природный газ играют важную роль в экономике. Однако опасности по обеспечению ими возрастают. Советник по безопасности Хайко Борхерт (Heiko Borchert) из швейцарской компании Sa dfire рассказывает о существующих рисках. Какую роль играет безопасность в обеспечении сырьевыми товарами?


Хайко Борхерт: Значение безопасности поставок сырьевых товаров существенно возросло. Для таких ориентированных на экспорт стран как Германия обеспечение бесперебойных поставок энергоносителей и сырьевых товаров является центральным вопросом. В противном случае цепочка по созданию стоимости может зашататься. Поэтому следует уделять особое внимание двум типам регионов: регионам, где добывается сырье, а также транспортным коридорам. За доступ к каждому из них разгорается все более острая конкуренция.


Какие это регионы? К ним относятся, например, Северная Африка с Алжиром, Южно-Китайское море, где несколько государств ведут борьбу за влияние, а также арктический регион, где таяние льдов открывает доступ к ресурсам и новым путям снабжения. То есть, в будущем войны будут чаще вестись за сырьевые ресурсы? Предположение об обострении конкуренции совсем не означает, что при этом будут использоваться военные средства.


Однако конкуренция будет вестись более жесткими методами. Они пытаются поставить в сложное положение мультинациональные концерны для того, чтобы усилить национальный доступ к ресурсам. Вы можете привести пример? Из-за утечек нефти на одной из буровых платформ компания Co ocoPhilips была строго наказана китайскими властями.


Работу этой установки пришлось на время прекратить, но в этом году ей, вероятно, будет разрешено ее возобновить. То есть это обвинение было предлогом? Экологические соображения, несомненно, играют определенную роль. Но есть и другая точка зрения: кто контролирует доступ к ресурсам? Большая часть месторождений находится в море. Это приводит к росту напряженности, как это сегодня можно видеть в районе группы островов в Южно-Китайском море.


Что это означает? Возьмите, в качестве примера Австралию, которая играет важную роль в поставках сжиженного природного газа, угля и урана. Непогода или наводнения представляют там большую проблему для добычи сырья. Тогда как угроза военных действий или террористических нападений там, наоборот, весьма мала. Террористические нападения никогда нельзя исключать - Но террористические нападения можно представить себе и в Австралии.


Конечно. Террористические нападения никогда нельзя исключать. Однако мне в настоящее время неизвестны данные о планировании террористических нападений на морские установки у северных берегов Австралии. Эти риски намного меньше. На Ближнем Востоке ситуация другая. Там есть конкретные заявления Хезболлы, боевики которой намереваются совершить вооруженное нападение на установки по добыче природного газа у берегов Израиля.


В нестабильных регионах потенциал угроз значительно выше. То есть, действовать террористам в Алжире было легче? Нет, не легче. В большей степени речь идет о том, что коктейль рисков в этом регионе смешан по-другому. Кроме того, существуют банды, готовые совершить нападения и взять людей в заложники для получения выкупа.


Все это ведет к совершенно другому изначальному положению. Я в этом пункте предпочитаю быть очень осторожным, поскольку речь идет о нескольких вопросах: состояла ли цель нападения на установки, имеющие важное значение для алжирского экспорта, в том, чтобы тем самым ослабить роль этой страны как важного поставщика энергоносителей в Европу? Или речь шла о том, чтобы, захватив заложников, вымогать у людей деньги?


Вероятно, что эти и другие мотивы могут смешиваться. Ясно, что обеспечение безопасности подобного рода открытых установок в будущем может стать более важной задачей, чем сегодня. Направление французских военных в Мали не играет никакой роли? Здесь я настроен скептически. Несомненно, такое впечатление возникает.


Каковы теперь последствия: должны ли теперь морские нефтяные платформы, газовые терминалы и нефтеперерабатывающие установки защищаться с помощью вооруженных солдат? Частично это уже сегодня происходит. Хуже всего было бы такое развитие событий, которое временами наблюдается в Ираке и частично в Нигерии. Если эта форма угроз в отношении энергетических структур будет носить более продолжительный характер, то связанные с этим опасности приобретут новое качество.


Но и преступники взвешивают затраты и выгоду. Означает ли это, что меры безопасности в нефтяной и газовой индустрии недостаточны? Я не могу себе представить, чтобы в Алжире такие компании как BP или Statoil без должного внимания относились бы к обеспечению безопасности. Как раз наоборот: любая остановка производства на несколько часов или дней стоит денег. Это заставляет предприятия организовывать на высоком уровне защиту сотрудников и установок.


Но если угрозы становятся более вероятными, то требуется принятие дополнительных мер. Поэтому в Персидском заливе, а также в Израиле были разработаны такие концепции, которые, наряду с собственной ответственностью, предусматривают также сотрудничество с государственными структурами с целью обеспечения безопасности. Все эти меры не смогли предотвратить нападение в Алжире.


Создан прецедентный случай. Впереди новые нападения? Алжир не был прецедентом. Нападения на энергетические структуры проводились раньше, и они будут осуществляться в будущем. Так называемые мягкие мишени, такие как группы людей, автобусы, поезда, общественные пространства или многокилометровые трубопроводы сложнее защищать, и, с точки зрения преступников, они могут быть более привлекательными.


Какую роль играют частные охранные компании в защите энергетических установок? Там, где полиция и армия не в состоянии или не хотят заниматься обеспечением безопасности, большую роль, естественно, играют частные охранные фирмы. А что остается делать предприятиям, если государственные силы не могут обеспечить безопасность? Предприятия несут ответственность перед своими сотрудниками, клиентами и инвесторами.


Не получают ли в связи с растущими рисками в определенных регионах большее значение альтернативные источники - например, запасы сланцевого газа в Соединенных Штатах? Но общее правило таково: риски существует везде. Особенно это относится к поставкам сырья и энергоносителей в 21-м веке. Добыча сланцевого газа и нефти является предметом дискуссий из-за опасностей для окружающей среды. То есть, следует всегда оценивать существующие риски.


Это требует проведения общественных дебатов, которыми мы пока не занимаемся. Фундаментальные изменения из-за сланцевого газа - То есть обнаружение запасов сланцевого газа в Соединенных Штатах не имеет такого большого значения? Сланцевая революция в Соединенных Штатах означает, что эта страна будет все более независимой от энергетических поставок.


По этой причине происходит сдвиг стратегических интересов. Кроме того, авторы имеющихся прогнозов исходят из того, что Соединенные Штаты в ближайшие 20 лет станут важным экспортером энергоносителей. Это приведет к фундаментальному изменению международной энергетической структуры. Означает ли это смещение ответственности?


Именно так. Но ведь энергетическая безопасность Европы и в прошлом уже подвергалась угрозам - например, во время споров между Россией и Украиной по поводу поставок природного газа? Да, но дело никогда не доходило до конфликтов с применением силы. В Северной Африке к этому добавляется силовое измерение. В результате меняется характер предзнаменований для европейцев.


Они могут дискутировать с Россией или с Украиной по поводу вариантов рыночных решений. Но они не могут это делать с террористами и преступниками. Будет ли Европа вести войны за нефть? Ясно одно: безопасность поставок энергоносителей имеет для Европы стратегическое значение. Все имеющиеся в распоряжении средства должны быть задействованы для этого.


Вооруженные силы также играют при этом определенную роль, и уже сегодня операция Аталанта (Atala ta) в районе Африканского Рога призвана обеспечить защиту морских путей, имеющих важное значение в том числе для поставок энергоносителей.


Социальные закладки:

Рейтинг популярности - на эти заметки чаще всего ссылаются:

февраль 2013
пн вт ср чт пт сб вс
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28