Европе не удастся слезть с российской газовой иглы

Что и неудивительно - в свете, например, не столь давних скандалов вокруг транзита российского газа через Украину, когда, как помнится, недоговоренности по цене заставляли официальный Киев идти на подворовывание транзитного газа. Тогда конфуз довольно быстро уладился, а Украина получила новый контракт, в котором также довольно скоро разочаровалась. Глядя на такие семь пятниц на неделе, волей-неволей задумаешься о поисках альтернативы, благо она действительно есть в виде сланцевых газовых месторождений.


Есть и пример США, которые вполне смогли обеспечить себя данным газом. Как тут не засуетиться, не начать соответствующие разработки, дабы утереть нос зажравшимся русским ? К тому же интерес к добыче сланцевого газа настойчиво и последовательно подогревают и сами США.


Да и форум в Давосе оказался для Виктора Януковича более результативным, чем для нашего премьера Медведева: между украинской компанией Надра Юзовская и американской Shell было подписано соглашение о совместной разработке месторождений в Харьковской и Донецкой областях, а также о разделе продукции. Надеемся, что на сей раз от компании Shell выступал именно ее представитель..


Впрочем, и в обратном случае, думается, это станет не самым большим разочарованием. Да, Киеву покажут новые технологии, но будет ли добыча такого газа дешевле? А вот этого никто не обещал.


О перспективах вытеснения традиционного природного газа сланцевым в том числе и в свете последствий для российской экономики в беседе с обозревателем KM.RU рассказал доцент Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ, кандидат экономических наук Вениамин Вутянов: - Источником сланцевого газа являются газоносные сланцы. От природного газа он отличается в первую очередь тем, что не образует больших скоплений в почве.


Добывать его в промышленных масштабах начали совсем недавно в США, начиная где-то с середины нулевых годов. Этот газ добывается по очень не щадящей природу технологии гидроразрыва пласта, когда бурится много-много вертикальных скважин, которые соединяются между собой горизонтальной скважиной. В них закачивается химический раствор, вода с песком, все разрывается и выходит сланцевый газ.


Выходит помаленьку, так как у него нет такого естественного давления, какой есть у природного. И после этого взрыва помаленьку с каждого сланца набирается приличный поток газа. Запасы сланцевого газа по миру разнятся - от 200 до 500 трлн кубометров.


Для сравнения: мы ежегодно поставляем в Европу 200 млрд кубометров газа. Достоверную цифру по объему сланцевого газа вам ученые вряд ли сегодня скажут. Однако сама идея оказалась действительно заразительной, и речи о необходимости разработки месторождений сланцевого газа стали звучать все настойчивее уже в Европе. Но здесь сланцевый бум присутствует пока чисто в теоретической плоскости.


На Украине есть определенные залежи сланцевого газа, но он фактически никак не разрабатывается, и этот фактор используется пока что лишь в геополитической игре на понижение цены российского газа. Также залежи есть в Австрии, Швеции, Латвии, Польше, Болгарии и ряде других стран. Вообще в Европе есть громаднейшие запасы этого вида газа, наряду с традиционным природным. Но есть и ряд особенностей, препятствующих его масштабной добыче.


Поэтому конкретная добыча данного газа в Европе на данный момент не производится, и весь вопрос упирается в технологию гидроразрыва. Ведь химикаты потом попадают в грунтовые воды, оттуда попадают на корни растений. Последствия этого понятны..


Не придут же геологи в австрийскую деревушку, не скажут тамошним жителям: Подвиньтесь, мы сейчас будем добывать альтернативу российскому газу. То есть сам доступ объективно затруднен. К тому же европейцы просто не хотят разрушать свои недра. Это у нас все бурят вдоль и поперек: уже всю Тюменскую область перерыли, Сахалин.


Но в Европе и территории другие: наша Томская область вмещает практически шесть Франций.. Ну и, как я уже говорил выше, европейцы протестуют против загрязнения экологии химическими растворами. Наконец, еще один решающий ограничивающий фактор - стоимость добычи.


Затраты тут очень высоки, и я могу Вам смело сказать, что есть смысл заниматься добычей сланцевого газа разве что при стоимости обычного газа свыше 200 долларов за 1000 кубометров. Сейчас усредненная цена за 1000 кубов экспортируемого Россией в Европу газа составляет 460-480 долларов. Если же она составит 190 долларов, то смысла заменять природный газ сланцевым уже не будет. К тому же, как мы помним, развиваются альтернативные источники энергии - та же солнечная, за счет переработки отходов, и тому подобное.


В перспективе это также повлияет на цену за газ. Вообще надо сказать, что сланцевая тема несколько раздута. Давайте хотя бы сравним стоимость бурения скважин. Для добычи природного газа достаточно пробурить одну скважину; стоимость ее будет, предположим, миллион долларов. Если же вы будете бурить скважины для добычи сланцевого газа - это будет уже до 4 млн долларов, то есть уже видна разница. Но и это не все.


Срок службы стандартной газовой скважины составляет минимум 30 лет, а так она может и до 50 лет служить. Да, отдача будет со временем падать, но это уже второй вопрос. Срок же эксплуатации сланцевых скважин, как предполагают американцы, составит лишь порядка десяти лет. Причем если природный газ выходит под давлением, то при добыче сланцевого газа такого нет.


Взорвали, успели поймать то, что вышло, - и все, нужно начинать сначала, нужно где-то раз в месяц бурить новые скважины, повторять эту процедуру стоимостью в несколько миллионов долларов двенадцать раз в год. А тут за миллион пробурил - и 50 лет качаешь. Так что в данном случае вопрос о том, стоит ли овчинка выделки, более чем актуален.


Социальные закладки:

Россия повышает пошлину на экспорт нефти

Ставка пошлины на экспорт сырой нефти из России с сегодняшнего дня повышена до $403,3 за тонну с январских $395,6 за тонну. Соответствующее постановление в конце января подписал премьер-министр РФ Дмитрий Медведев. Льготная экспортная пошлина на нефть для ряда месторождений Восточной Сибири и Северного Каспия, а также Приразломного месторождения увеличилась со $192,7 до $198,5 за тонну.


Унифицированная ставка экспортной пошлины на нефтепродукты, кроме бензинов, составила $266,2 против $261,1, действовавших в январе нынешнего года; экспортная пошлина на бензин, сохраненная на уровне 90% от пошлины на нефть, - $363 против $356 за тонну. Пошлина на сжиженные углеводородные газы (СУГ) с 1 февраля повысилась со $198,7 до $200,3 за тонну.


Напомним, что с 1 октября 2011 года в России был введен новый режим налогообложения нефтяной отрасли "60 66 90". Он предусматривает снижение экспортной пошлины на нефть примерно на 7% при изменении формулы ее расчета. Таким образом, учитывается не 65% от разницы между ценой мониторинга и ценой нефти в $182,5 за тонну, а 60%.


Ставки пошлин на светлые и темные нефтепродукты унифицированы на уровне 66% от пошлины на нефть, при этом сохраняется повышенный уровень пошлины на экспорт бензина - 90% от пошлины на нефть. Кроме того, предполагается, что с 2015 года ставки экспортных пошлин на темные нефтепродукты будут повышены до уровня пошлины на сырую нефть.


Социальные закладки:

Самоубийство страны вахтовым методом

Об энергетических проблемах применительно к современной России обычно говорят с позиций отношения бедной многодетной крестьянской семьи к корове-кормилице. На уровне примерно таком: молода ли, здорова ли, долго ли еще будет давать молоко и сколько? Аналогом молока в данном случае, понятно, являются преимущественно нефть и газ. Важный штрих, роднящий эту бедную семью с современной Россией: все знают и понимают, что корова, рано или поздно сдохнет.


Но до уровня возможности купить вместо этой коровы другую или подготовить иной источник средств к существованию даже самые смелые умы - из числа допущенных к принятию решений - поднимаются лишь в бесплодных мечтах. Никакой внятной стратегии замены имеющейся коровы-кормилицы на что-то более долгосрочное и надежное так и нет.


Тогда ключевые позиции такие: не просто почем заключим долгосрочные контракты на продажу своего товара (применительно к газу) и какая сложится цена на биржевом рынке (применительно к нефти), но еще и сумеем ли оттеснить конкурентов, а также какую долю рынка займем. И вот это - занятие своим сырьем, по возможности, большей доли рынка - выдается за развитие. В чем позитив такого подхода?


В его, скажем так, немудрености. Без преувеличения можно утверждать, что так управлять государством может даже кухарка. Не по профессии, а по уровню образования и кругозора, разумеется. Кухарка не та, которую в свое время еще только собирались научить управлять государством.


Но та, что вот только что закончила что-нибудь престижное экономико-менеджерское и искренне верит, что этого достаточно для управления огромной страной, да еще и по объективным причинам находящейся в непростых отношениях с окружающим миром. А в чем дефект этой логики? В этой же простоте. Что в данном случае не то, чтобы хуже воровства, но, как мы знаем, тесно с ним сопряжена. Чрезвычайно выгодна такая простота, вроде как, под дурачка.


Торгуешь на мировом рынке тем, в чем ни с кем из подлинно сильных мира сего не конкурируешь. Это позволяет ни с кем во внешнем мире всерьез не конфликтовать, никаких серьезных усилий ни в чем не предпринимать. И, как будто бы, даже добиваться какого-то успеха. Но какова ценность этого успеха?


Если не применительно к бедной многодетной семье со сверхцелью еще день прожить и ночь продержаться, а применительно к целой огромной стране, у которой, кроме всего прочего, должна быть еще и какая-то ясная перспектива на будущее? Ладно, скажут мне, критиковать - все мастера, но вот что делать-то? Хорошо, именно на том, что нужно делать, в отличие от того, что делается теперь, давайте и сконцентрируемся.


Этому, в частности, будет посвящена сегодняшняя (6 февраля 2013 года) предварительная Энергетическая секция Московского экономического форума (сам Форум пройдет 20-21 марта в МГУ).


Как всегда в таких случаях, видеоролик по результатам дискуссии в сеть, видимо, будет выложен (обычно съемку ведет Нейромир-ТВ ).


Сейчас же изложу несколько своих кратких тезисов, без реализации которых, с моей точки зрения, любые прочие замечательные меры могут быть лишь этакой легкой косметикой на, мягко говоря, не вполне здоровом лице нашей экономики. Итак, тезисы: что нужно делать для того, чтобы наш природно-ресурсный комплекс вел не к деградации страны, а к ее развитию? Первое.


И сразу примечание: весь объемный комплекс условий для развитие реального не сырьевого сектора национальной экономики мы здесь не рассматриваем. Сейчас речь лишь об одном компоненте системы - о надлежащей роли и месте топливно-энергетического комплекса. Второе.


Стимулирование, в частности, налоговыми и таможенными инструментами, а также, при необходимости, даже и прямым квотированием экспорта, в том числе, в рамках необходимой нам программы ограничения или даже прекращения роста стоимости энергоресурсов на нашем внутреннем рынке. Но как это согласуется с уже подписанными контрактами, построенными трубопроводами, а также с требованиями ВТО?,


Отвечу. Подписанные контракты придется, в основном, исполнять. Тем более, что необходимый нам поворот в приоритетах, который я описываю, вовсе не мгновенный. Но в отношении новых контрактов уже должны быть основания для взвешивания целесообразности принятия на себя долгосрочных обязательств. Трубопроводы - тоже вещь дорогая и важная, и какое-то время они нам еще послужат.


Но, согласитесь, стратегия собственного развития - несопоставимо важнее. Наконец, что касается ВТО. В отличие от тех, кто втягивал нас в ВТО, утверждая, что это для страны благо, я на протяжении многих лет заранее обращал внимание на пагубность этого шага. Более того, и сейчас утверждаю, что ключевые проблемы нашего развития в принципе не могут быть нами решены в рамках ВТО. Но мы сейчас - не об ограничениях на развитие, только что добровольно наложенных на страну нашей властью, а о том, что нужно делать.


Будет воля это делать - будем решать вопросы и о снятии ограничений. А пока продолжим. Третье. Отказ от срочной разработки месторождений в случаях, когда у страны нет насущной необходимости в дополнительном сырье. То есть, возможность что-то достать из земли, продать за рубеж и получить прибыль - вовсе не основание для недропользования. Поясню на ярком примере не из топливно-энергетической сферы, но на примере показательном.


Предполагаемая добыча никеля в Воронежской области, в непосредственной близости от реки Хопер - кому и зачем нужна? С учетом того, что речь идет об опасности отравления прекрасных черноземов, да и вообще о густонаселенном районе. Более того, нет и острой нехватки иностранной валюты - только что введено бюджетное правило, перекачивающее валюту в объеме до половины годового федерального бюджета за рубеж.


Так зачем губить природу? Это вопрос даже не о компенсациях тем, кто пострадает Это вопрос о принципиальных приоритетах государства, которое по Конституции называется социальным. Нет насущной стратегической необходимости, притом, что интересы людей, живущих на этой земле, окажутся ущемлены. Значит, не должно быть и никакого бизнеса на воронежском никеле. Четвертое.


Рентабельность топливно-энергетического сектора должна быть регулируемой и самой минимальной: с тем, чтобы обеспечить наилучшие условиях для других секторов - производства продукции с высокой добавленной стоимостью. Пятое.


Надлежащее решение предыдущего вопроса практически автоматически пресекает основной источник инфляции в нашей стране - необоснованный трудозатратами и себестоимостью продукции рост тарифов на энергоресурсы и ЖКХ. Шестое. Никого заманивать дополнительными коврижками в надежную и гарантированную государством инвестицию в инфраструктурную отрасль с регулируемой рентабельностью уже не надо. Если само государство станет надежным, разумеется.


Седьмое. Это хотя и выделено в отдельный пункт, но по характеру, скорее, примечание. Без наведения в этом смысле жесткого, буквально, репрессивного порядка, разумеется, ни о каких инфраструктурных отраслях с оптимально регулируемой рентабельностью не может быть и речи. Восьмое. Экспорт энергоресурсов нам все-таки тоже необходим, но в каких объемах? В объемах, соответствующих объемам критически важного импорта, с некоторым запасом.


Причем не вообще, а именно по тем критически важным позициям, в расчете на которые мы вынуждены держать в запасе валютные средства в резервных фондах. Обычно это рассматривается как направление промышленной политики, правда, фактически у нас никоим образом не реализуемой.


Здесь же уместно говорить об этом именно с позиций энергетической политики: плановое импортозамещение по критически важным позициям должно позволить нам поэтапно столь же планово существенно сократить экспорт невозобновляемых энергоресурсов, высвободить и перенаправить их на обустройство своей страны, создание наилучших условий для сельского хозяйства, промышленного развития и более комфортных условий жизни в тех регионах, которые, в противном случае, при недостатке сравнительно дешевых энергоресурсов, не являются притягательными для производственной деятельности и просто для жизни людей.


Девятое. Продолжим разговор о целесообразных объемах экспорта сырья, включая энергоресурсы. Есть еще одно возможное и чрезвычайно важное основание для экспорта сверх необходимого минимума, но это именно то основание, которое у нас не используется. Что позволяет отнести нас к числу стран слаборазвитых, с марионеточными режимами.


Поясню. Вопрос об экспорте сырья в странах слаборазвитых, с марионеточными властями, зависимыми от глобальных потребителей сырья, обычно рассматривается исключительно с позиций дохода, который можно получить от продажи сырья. Но подлинно суверенные и стремящиеся к развитию государства должны ставить вопрос иначе.


А именно: какое технологическое развитие получит страна в обмен на поставки своих природных ресурсов внешнему миру? Недавно по ТВ показали, как глава Роснефти И.Сечин, докладывая президенту В.Путину, выразил намерение размещать заказы на оборудование на российских предприятиях. Что ж, более чем похвальное намерение. Но..


Было введено требование протекции российскому машиностроению, а затем эта норма тогдашней (преимущественно левой) Думой была даже уточнена - была установлена норма в 70% отечественного оборудования и услуг. Но летом, после присоединения России к ВТО, эта норма прекратила свое действие. То есть, теперь никаких юридически закрепленных требований связывания недропользования в России гарантированием заказов своему машиностроению нет вообще.


Таким образом, публично продекларированное намерение главы Роснефти, повторим, в высшей степени похвально.


Но: - примерно пятая часть акций Роснефти с прошедшей осени уже принадлежит британской BP ; и если британские акционеры нашей компании Роснефть сочтут, что ее руководство необоснованно (с точки зрения британских интересов) отдает предпочтение нашим машиностроителям, то куда они обратятся? Правильно - прямиком в суд ВТО. Который вынесет какое решение?


Нет нужды даже и гадать - наложит весьма болезненные санкции либо на Роснефть, либо на Россию - как государство и одновременно собственника контрольного пакета акций, злоупотребляющего своим положением.. Роснефть не запланирована в ближайшее время к полной приватизации? И кто тогда и каким образом (да и попросту зачем?) И. наконец, десятое - последнее в этих кратких тезисах. О недропользовании, о нормальной жизни и, без преувеличения, о единстве и территориальной целостности страны.


Начну, следуя курсу на конструктив, с того, что нужно делать. Дефицит в мире природных ресурсов и соответствующее стремительное относительное подорожание природных ресурсов по сравнению с промышленными товарами, зданиями, сооружениями, инфраструктурой жизнеобеспечения создает прекрасные возможности для создания более чем приемлемых условий для постоянной вполне комфортной жизни в местах добычи полезных ископаемых.


Включая нефте- и газодобычу. У людей жизнь - только одна. Вполне реально и необходимо создавать на наших северах условия для постоянной жизни людей со своими семьями. Жизни вольготной, со своими большими плюсами по сравнению с жизнью в относительно перенаселенных зонах с более благоприятным климатом. Со всей необходимой инфраструктурой, включая доступные спортивные комплексы, бассейны и т.п.


А как сейчас? Сейчас частично кое-где это и реализовано. Но, как известно, еще предыдущий глава Минэкономразвития, а ныне экономический советник президента Э. Набиуллина, провозгласила идею мегаполизации страны.


Ее, с моей точки зрения, уж простите, просто живодерская логика проста и понятна: в мегаполисах инфраструктура дешевле, чем разбросанная по бесчисленным малым городкам и поселкам, не говоря уже о деревнях. Значит, размещение населения по стране стремительно оптимизируем - сгоняем народ в тесные муравейники. А то, что людям свойственно стремиться к разному, в том числе, далеко не все мечтают жить в крупном городе? А то, что в тесном городе семья с большим количеством детей - аномалия?


Не говоря уже о проблемах здоровья - на природе, в малых городках и поселках сохранить его, естественно, легче. Но кого из оптимизаторов-экономоцентристов подобное интересует? А кто не согласен, кто хочет жить на своей земле вольготно, того накажем - поставим под реальную угрозу здоровье и саму жизнь.


Яркий пример - в недавней публикации здесь, в Свободной прессе, о закрытии роддомов в районных центрах Ярославской области, включая даже такой знаменитый туристический центр как город Мышкин.. Аналогично и с недропользованием. Прямо и, уж простите, тупо понимаемая экономическая эффективность диктует один метод освоения северов - вахтовый.


Никаких городов, роддомов, яслей, детских садов и школ, не говоря уже о вузах - ничего, кроме основного производства и временного жилья, создавать не надо. Сиюминутно экономически подсчитали - выгодно. Значит, так тому и быть. Но к чему это ведет? Казалось бы, вопрос - никак не относящийся к проблемам топливно-энергетического комплекса, а, скорее, социальный.


Что ж, социальные последствия описывать не буду, хотя они будут катастрофичны. Опишу последствия лишь исключительно с точки зрения перспектив самого НАШЕГО топливно-энергетического комплекса. Особенно явственно они просматриваются в нынешней ситуации отсутствия реального поворота недропользования на заказы своему машиностроению. И, как следствие, угасания и оборонно-промышленного комплекса, не имеющего достаточной подпитки гражданскими заказами.


Итак, перспектива очевидна: через совсем непродолжительное время на повестку обсуждения мировым сообществом будет поставлен вопрос об обоснованности формальной принадлежности российских северов государству Россия. И, действительно, люди там русские постоянно не живут - лишь приезжают работать вахтовым методом. Как вам такая перспектива?


Не мною придуманная, но явственно вырисовывающаяся - как неминуемый итог планов, уже сегодня воплощаемых в жизнь.


Социальные закладки:

Российской промышленности не помогут даже высокие цены на нефть

В то время как президент Путин по инерции продолжает уже не первый год озвучивать благие инициативы о необходимости реиндустриализации экономики и возрождении наукоёмких производств, выпуск которых сейчас в 3-5 раз ниже отметок 20-летней давности, остатки отечественной обрабатывающей и наукоёмкой промышленности семимильными шагами валятся в кризис.


Уже сегодня можно констатировать, что отечественный производственный сектор находится в шаге от пропасти. Притом что сама по себе политика многолетнего недофинансирования экономики и изъятия из неё порядка 3-5% ВВП ежегодно (в лучшие годы не менее 7-10% ВВП), которые затем направляются на финансирование модернизации и стимулирование научно-технического Мы уже отмечали, что 2012г. 40% скачок цен на нефть в 2010-2011гг. 4,5 до 4,3%. А по итогам 2012г.,


Bre t обновили абсолютный исторический максимум, рост экономики сжался дот 3,4%. Притом что в течение одного только 2012г. 4,9% в первые месяцы 2012г. Тем не менее, несмотря на то, что 2012г.


Буквально на днях Росстат подвёл итоги ситуации в реальном секторе отечественной экономики, которые вызвали откровенный шок даже у весьма оптимистично настроенных по отношению проводимой в стране финансово-экономической политики. В своём последнем статистическом отчёте ведомство было вынуждено зафиксировать беспрецедентное затухание производственной активности.


Если ещё в 2010г. 8,2%, а в 2011г. 4,7%, то по итогам 2012г. 2,6%. При этом больше всего опасений вызывают масштабы затухания производственной активности в промышленном секторе в пределах одного календарного года - темпы роста сжались более чем в 3 раза.


Если ещё в 1-м квартале прирост выпуска промышленной продукции достигал 4%, то по итогам 2-го квартала сократился до 2,3%, а в 4-м квартале и вовсе оказался ниже 1,7%. Откровенное недоумение вызывает тот факт, что столь сильный провал в реальном секторе экономики зафиксирован на фоне беспрецедентно высоких цен на нефть - по итогам 2012г.


Bre t обновила исторические максимумы и достигла 110 долл. И на фоне даже этих стабильно высоких цен на энергоносители, на долю которого приходится порядка 65% стоимостной оценки российского экспорта, промышленное производство в декабре ушедшего 2012г. 1,4%. Столь низких темпов роста в реальном секторе экономики России не наблюдалось аж с конца кризисного 2009г., 6,5 трлн. G-20, и в странах нефтеэкспортёрах.


Стоит указать на то, что средние темпы роста выпуска промышленного производства в докризисный период 2003-2007гг. 2,7 раз превышали нынешние темпы роста отечественной разваливающейся на глазах промышленности - 7% против 2,6% соответственно. Не получается объяснить обвал производственной активности во второй половине ушедшего 2012г.


Более того, на руку российским чиновникам из финансово-экономического блока правительства, в большинстве своём являющихся проповедниками идеологии вульгарного либерализма и рыночного фундаментализма, должна была сыграть просадка в динамике промышленного производства в конце 2011г. Так, если ещё в 1-м квартале 2011г.


Так, в секторе обрабатывающей промышленности, которая, по идее, должна была бы стать локомотивом структурной перестройки экономики, возрождения наукоёмких производств и воссоздания вертикально-интегрированных производственно-технологических цепочек создания добавленной стоимости, наблюдаются не менее пессимистичные тенденции. Так, согласно оценкам Росстата, если ещё в 2010г. 6,5%, а по итогам недавно ушедшего 2012г.


4,1%. Как и в случае с динамикой промышленного производства, не помог даже статистический эффект низкой базы сопоставлений - рост на 10,6% и 5,8% в 1-м и 2-м кварталах соответственно сменились куда менее заметным приростом на 4,6% в последние 3 месяца 2011г. Более того, нынешние темпы роста обрабатывающих производств приблизительно в 2,3 раза ниже своих значений в докризисный период 2003-2007гг.


Не намного лучше обстоят дела в добывающих производствах, которые, по идее, должны выступать в качестве основного бенефициара превращения России в сырьевую колонию и рынок сбыта для глобального бизнеса. Наиболее отчётливо эту тенденцию демонстрирует практически двукратное падение темпов роста выпуска продукции - с 1,9% в 2011г. 1,1% по итогам 2012г.


Мало того, что добывающим производствам, извлекающим колоссальные сверхприбыли от хищнической распродажи невосполнимого минерального сырья и проедания природно-сырьевой ренты также не помог статистический эффект низкой базы (в 2011г. 3,3% в 1-м квартале сменился ростом на 1,3% в 4-м квартале). Так ещё и нынешняя динамика оказалась аж в 4,5 (!! 2003-2007гг.


Учитывая, что ещё как минимум 24,8% суммарных финансовых прибылей, полученных российской экономикой, приходится на такой толком ничего не производящий сектор, как оптово-розничная торговля, то становится понятно, почему в России не происходит модернизация. Она просто никому не нужна - ни чиновникам, ни крупному бизнесу, т.к.


И это неудивительно - в условиях колоссальной степени монополизации экономики и непрекращающегося на протяжении многих лет произвола естественных и псевдоестественных монополий, выражающегося в ежегодном повышении цен на газ, электроэнергию, транспорт, ЖКХ, связь и прочие услуги на 15-20%, именно монополии становятся последними островками стабильности на российском нефтегазовом нано-болоте.


Именно этим во многом объясняется ускорение темпов роста производства и распределения газа, электроэнергии и воды с 0,1% в 2011г. 1,2% по итогам 2012г. При этом было бы большой ошибкой строить иллюзии относительно устойчивости данного роста: рост на 2,6% в 1-м квартале сменился стагнацией во все последующие кварталы 0,8% во 2-м, 0% в 3-м, и гомеопатические 0,5% по итогам 4-го квартала 2012г.


Так что если бы не скачкообразный рост объёмов производства в секторе естественных монополий в 1-м квартале 2012г., 1%), то по итогам всего 2012г. 0,7-0,8%. Хуже того, итоги производственной деятельности в добывающей отрасли промышленности в 2012г. И это притом что в 2007г.


Продолжение спада и деградации в наукоёмких производствах Отдельного внимания заслуживает ситуация с производством отдельных видов товаров. Так, производство швейных ниток упало на 12,7%, трикотажных изделий - на 6,5%, ковров и ковровых изделий - на 27,2%, зимних курток - на 6,7%, хромовых кожтоваров - на 11%, чемоданов и сумок - на 5,3%, а пошив обуви обвалился на 9,9%. Сложно назвать оптимистичной ситуацию в машиностроении и прочей наукоёмкой промышленности - по итогам 2012г.


9,9%, тепловозов - на 11,2%, пассажирских железнодорожных вагонов - на 23,9%. Одновременно с этим выпуск экскаваторов сжался на 6,8%, электродвигателей - на 8,1%, газораспределительных счётчиков - на 25,3%, сельскохозяйственных тракторов - на 1,7%, газовых турбин - на 25,4%, стальных труб - на 3,3%, а химических волокон - на 1,2%.


Не намного лучше обстоят дела в строительном секторе - выпуск асбестоцементных листов обвалился на 25,3%, а кирпичей, блоков, плитки на 4,4%. По-прежнему в состоянии упадка продолжает находиться мебельная промышленность, объёмы производства которой приблизительно в 5-7 раз ниже отметок 1990г.


По итогам прошлого года производство стульев увеличилось на 4,1%, тогда как выпуск деревянных шкафов обвалился на 14,4%, а кухонных шкафов на 8,1%. В целом же имеет смысл напомнить, что по состоянию на конец 2011г. 12,2% ниже значений 1992г. Тогда как в добывающем секторе производство превысило отметки 19-летней давности на 10,8%, в системе естественных монополий (производство газа, электроэнергии и воды) оказалось ниже на 10,8%, а обрабатывающих производствах и вовсе не дотянуло до уровня 1992г. 16,2%.


И Хуже всего то, что, если на спад производства в текстильной и швейной промышленности (на 74,9%), в выпуске кожи и обуви (на 65,5%) и деревообрабатывающей промышленности (на 50,2%) ещё как-то можно было закрыть глаза в силу низкой инновационности указанных производств, то спокойно смотреть на обвал в наукоёмкой промышленности и высокотехнологичных производствах не получается.


38,3%, а в металлургическом комплексе и выпуске готовых металлических изделий, которые отнюдь не страдают от нехватки финансирования и низкой рентабельности производства, объём выпуска продукции по итогам 2011г. 3,2% ниже отметок 19-летней давности.


Хуже всего то, что, несмотря на непрекращающиеся пространные рассуждения целого ряда высокопоставленных чиновников финансово-экономического блока правительства относительно успехов в деле модернизации и инноваций, не говоря уже про окончательное преодоление негативных последствий кризиса 2008-2009гг., Да, с формальной точки зрения поводов для оптимизма хоть отбавляй - по итогам 2011г.,


2 года после начала кризисного обвала, объём промышленного производства превысил отметку докризисного 2007г. 3,3%. Притом что в добыче сырья объёмы производства превзошли уровни 2007г. 5,3%, в обрабатывающей промышленности - на 1,4%, а в сфере естественных монополий - на 0,7%.


Тем не менее, несмотря на не утихающие ни на минуту заявления правительственных чиновников относительно вставания с колен отечественной наукоёмкой промышленности и её готовности составить конкуренцию глобальным ТНК на мировом рынке (в свете втягивания России на титаник ВТО), на деле ситуация складывается строго противоположная. По итогам 2011г.


Социальные закладки:

Делягин: ФАС провоцирует бензиновый кризис в России

Через три года в России возникнет бензиновый кризис, который заставит Россию покупать бензин у соседей - в Казахстане и Белоруссии. Об этом пишет в своей статье директор Института проблем глобализации, доктор экономических наук Михаил Делягин. Делягин ссылается на соответствующие выводы источника из Федеральной антимонопольной службы.


По его оценке, нефтеперерабатывающая отрасль в настоящее время застыла на пороге большой модернизации, хотя все готово для того, чтобы начать переоборудование заводов под выпуск качественного топлива, отвечающего всем современным требованиям. Регламент модернизации разработан еще в 2011 году, тогда же нефтяники представили подробные планы модернизации НПЗ в 2011-2020 годах.


Задержка вышла по вине самой антимонопольной службы, которая так и не утвердила готовый регламент, полагает Делягин.


С точки зрения ведомственных интересов ФАС ее поведение выглядит почти самоубийственно: она сначала тормозит модернизацию, не согласуя регламент, а затем вместо естественного административного урегулирования "выносит сор из избы", обвиняя во всем нефтяников, но в итоге подставляя себя саму", - констатирует Делягин. По данным ФАС, основная часть недопоставленного бензина придется на государственные компании.


Нагнетание бензиновой паники - часть кампании по обоснованию приватизации нефтяного сектора. Ведь понимание бессмысленности нынешнего этапа приватизации и, соответственно, коррупционные подозрения в адрес его инициаторов становятся все сильнее. А что может быть лучше для улучшения имиджа приватизации, чем превращение ее в спасение от страшной угрозы?" Института проблем глобализации.


При формальном нахождении вопросов приватизации и конкуренции в ведении первого вице-премьера Игоря Шувалова весьма вероятно, что нефтяная отрасль представляет собой жгучий интерес и для бурно развивающегося бизнеса, связанного, по сообщениям СМИ, с "восходящей звездой" либерального клана, вице-премьером Аркадием Дворковичем, - продолжает размышлять Михаил Делягин.


Тем более, что нефтяная отрасль (как и вопросы технического надзора) находится в его ведении, и экзотическая политика ФАС не могла проводиться, как минимум, без его ведома". По мнению эксперта, приватизация нефтеперерабатывающей отрасли будет проводиться под лозунгами необходимости удовлетворения интересов мелких участников нефтяного рынка, которые-де создадут конкуренцию.


Однако на деле положение в отрасли определяют крупные компании, на фоне которых их мелкие коллеги просто незаметны. Но риторика о малых компаниях представляется не только маскировкой задачи приватизации "сладких кусков" нефтяной отрасли, - предупреждает глава Института проблем глобализации.


Важно, что значительная часть мини-НПЗ, производящих низкокачественное топливо, автоматически обрекается на уничтожение планами модернизации отрасли (так как у их владельцев часто нет средств, желания или возможностей повышать качество своей продукции). Блокирование же модернизации (в частности, при помощи игр с техрегламентом) позволяет продлить существование и тех малых компаний, которые производят низкокачественное топливо".


Если расчеты ФАС окажутся верными, уже через два-три года Россия начнет закупать бензин за границей - у Белоруссии, Казахстана и стран Европы. Могут оказаться вскрытыми и запасы Госрезерва.


Социальные закладки:

Рейтинг популярности - на эти заметки чаще всего ссылаются:

февраль 2013
пн вт ср чт пт сб вс
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28