Пузырь сланцевого газа в США лопнул


Пока почти весь мир смотрит со смесью зависти и волнения на недавно начавшийся в США бум добычи нетрадиционного газа из сланцевых пород, когда страны от Китая до Польши, Франции и Великобритании начинают запускать свои собственные проекты добычи нетрадиционного сланцевого газа, надеясь, что они станут панацеей от их энергетических бед, становится понятно, что бум сланцевого газа в США является гигантским мошенническим пузырем, который уже начинает сдуваться. Лови момент!


Часть I: Америка - Новая Саудовская Аравия? Если поверить современным сообщениям СМИ, доносящимся из Вашингтона и американской нефтяной и газовой промышленности, Соединенные Штаты вот-вот станут "новой Саудовской Аравией". Нам говорят, что США внезапно волшебным образом оказались на пути к собственной энергетической независимости.


Экономика США теперь больше не будет зависеть от высокорисковых поставок нефти или газа из политически нестабильных стран Ближнего Востока или Африки. Он не стал объяснять значение выражения - "выходит за пределы просто энергетики".


Зато, он также утверждал, что "эта индустрия дает 1,7 миллиона рабочих мест - значительное достижение, учитывая относительную новизну технологии. И это количество может вырасти до 3 миллионов к 2020 году". Очень внушительные цифры.


Г-н Ергин предрек и основные геополитические последствия развития американской индустрии сланцевых нефти и газа, сказав, что "расширение экспорта американских энергоносителей добавит дополнительное измерение к мировому влиянию США.. Объем добычи сланцевого газа, составлявший десять лет назад всего два процента от общей добычи в стране, вырос до 37 процентов, а цены резко снизились. Добыча нефти в США, продолжавшая долгое время снижаться, резко возросла (примерно на 38 процентов) с 2008 года.


Только рост ее добычи с 2008 года эквивалентен общему объему добычи Нигерии, седьмой по величине стране-производителе в ОПЕК.. Люди говорят о потенциальном геополитическом влиянии сланцевого газа и тяжелой нефти. Мы уже видим это влияние.. Во всех предсказаниях о Соединенных Штатах, как об обновленной энергетической сверхдержаве, наводняющей мир своей сланцевой нефтью и газом, неверна только одна вещь.


Они основаны на пузыре, на обычном обмане махинаторов с Уолл-стрит. Часть II: Лазейки Halliburto Одной из причин, по которым мы мало слышим об ухудшении ситуации со сланцевой нефтью и газом, является то, что этот бум случился буквально вчера. Ведь пиковые значения добычи были достигнуты только в 2009-2010 годах. Долгосрочные данные по значительному числу сланцевых скважин появляются только в последнее время.


Еще одной причиной являются огромные корыстные интересы Уолл-стрит и нефтяной промышленности, которые пытаются сделать все возможное, чтобы сохранить миф о сланцевой революции. Но несмотря на все их усилия появляющаяся правдивая информация (в основном в профессиональных обзорах этой отрасли промышленности) вызывает тревогу.


Сланцевый газ совсем недавно появился на рынке США, благодаря использованию комбинированных методик, одним из разработчиков которой среди прочих была бывшая компания Дика Чейни - Halliburto I c. До недавнего времени добыча сланцевого газа считалась экономически невыгодной. Из-за методики извлечения сланцевый газ считается нетрадиционным, и его добыча сильно отличается от обычного газа.


Служба энергетической информации энергетического Департамента США дает следующее определение обычным нефти и газу: "Добывается из скважины, пробуренной в геологической формации, гидродинамическая характеристика которой позволяет нефти и природному газу самостоятельно поступать в ствол скважины".


Нетрадиционные способы добычи углеводородов не отвечают этим критериям либо потому, что уровень пористости и проницаемости геологической формации очень низок, либо в случае, если жидкие углеводороды имеют плотность сопоставимую или даже превышающую плотность воды и поэтому не могут добываться, транспортироваться и перерабатываться обычными способами. В этом случае нетрадиционные нефть и газ, по определению, являются более дорогостоящими и трудными для извлечения по сравнению с обычными.


И только по этой причине они стали привлекательны, как только в начале 2008 года цены на нефть взлетели выше $ 100 за баррель и до сих пор остаются примерно на том же уровне. Для извлечения нетрадиционного сланцевого газа, используется способ "гидроразрыва" (ГРП). Для этого в скважину под достаточным давлением закачивается разрывающая жидкость, которая образует трещины в сланцевой породе.


Жидкость для гидроразрыва (состав которой, как правило, является секретом компании и которая чрезвычайно токсична) продолжает расширяться, увеличивая трещины. После этого главная задача - предотвратить закрытие трещин, которое прекратит выход газа или нефти в скважину.


Поскольку для типичного случая ГРП счет идет на миллионы галлонов закачиваемой под землю воды (смешанной с токсичными химикатами), происходят случаи утечки разрывающей жидкости в окружающие породы. При недостаточном контроле количество просачивающейся жидкости может превышать 70% от закачанного объема. В свою очередь, это может нанести ущерб скелету материнской горной породы, отрицательно повлиять на проникновение пластовой жидкости или на геометрию трещин после гидроразрыва и тем самым снизить эффективность добычи.


Гидравлический разрыв пласта в последнее время стал наиболее предпочтительным методом извлечения нетрадиционных ресурсов нефти и газа в США. Некоторые специалисты считают, что в будущем на ГРП в Северной Америке будет приходиться почти 70% добычи природного газа. Почему бум добычи сланцевой нефти и газа произошел только сейчас? Спасибо за это нужно сказать тогдашнему вице-президенту Дику Чейни сотоварищи.


Истинной причиной недавнего бума ГРП в Соединенных Штатах, было принятие в 2005 году Конгрессом США закона, выводящего процесс ГРП (удивительно звучит, правда?) Агентства охраны окружающей среды США (EPA), осуществляемого в рамках Закона о безопасности питьевой воды.


Как позже выяснилось из документов, помимо определения иракского нефтяного потенциала Чейни при помощи оперативной рабочей группы использовал значительную политическую силу и промышленное лобби, чтобы вывести нефтегазовую промышленность из-под закона о питьевой воде. Во время нахождения на посту вице-президента Чейни сделал все, чтобы EPA дала "зеленый свет" значительному увеличению числа сланцевых газовых скважин в США. В 2004 году EPA опубликовало исследование экологических последствий ГРП.


Это исследование было названо "научно несостоятельным" забившим тревогу Вестоном Уилсоном (Westo Wilso ). В декабре 2005 года генеральный инспектор по охране окружающей среды EPA Ники Тинсли (Nikki Ti sley) предоставил достаточно доказательств о возможных манипуляциях с этим исследованием EPA, чтобы инициировать рассмотрение претензий Уилсона.


Под влиянием политического давления отчет был проигнорирован. ГРП стал использоваться полным ходом. Лазейка Halliburto - это не мелочь. В процессе ГРП для добычи газа используются ошеломляющие объемы воды и токсичнейшие химические вещества. Вода является основным ингредиентом, необходимым для ГРП. При среднем ГРП используется порядка 1,2 - 3,5 млн. 4,5 - 13 миллионов литров) воды на одну скважину. Для более грандиозных проектов может быть использовано до 5 млн. 19 млн.


Процесс ГРП может производиться несколько раз для одной скважины. В среднем, за время работы одной скважины в нее может быть закачано от 3 до 8 миллионов американских галлонов воды. Фермерские области Пенсильвании и других штатов, в которых широко распространена технология ГРП, сообщают, что их водные источники стали настолько токсичны, что вода непригодна для питья. В некоторых случаях газ проникает в жилые дома через обычный водопроводный кран.


Во время шума вокруг аварии и разлива нефти на нефтедобывающей платформе Deepwater Horizo в Мексиканском заливе администрация Обамы и Министерство энергетики сформировали консультативную комиссию по сланцевому газу, якобы, для проверки растущей экологической опасности из-за способов добычи сланцевого газа. Их отчет был выпущен в ноябре 2011 года.


О нем можно сказать в двух словах: сокрытие опасностей и выпячивание выгод от добычи газа. Комиссию возглавил бывший директор ЦРУ Джон М. Deutch). Дейч является заинтересованным лицом. Он входит в совет директоров газовой компании по производству СПГ - Che iere E ergy.


Проект Che iere E ergy под названием "Sabi e Pass" является одним из двух текущих проектов в США по созданию СПГ терминала для экспорта сланцевого газа из США на иностранные рынки. Дейч также входит в совет директоров Citigroup, одного из наиболее активных и крупнейших банков мира, работающих в энергетике и связанного с семьей Рокфеллеров.


Он также входит в совет директоров компании Schlumberger, которая наряду с Halliburto является одной из ведущих компаний, производящих ГРП. Вообще, шесть из семи членов комиссии были связаны с энергетической отраслью, в том числе соратник Дейча и горячий сторонник технологии ГРП Дэниэл Ергин, являющийся, кроме того, членом Национального совета нефтяной промышленности.


Неудивительно, что отчет Дейча назвал сланцевый газ "лучшей новостью в сфере энергетики за последние 50 лет". Дейч, кроме того, добавил: "В долгосрочной перспективе он имеет потенциал для замещения жидкого топлива в Соединенных Штатах".


Часть III: Сланцевый газ - гонка на время Поскольку регуляторы дали полную свободу, а администрация Обамы - поддержку, американская нефтегазовая промышленность включила полную мощность в добыче сланцевого газа, чтобы, пользуясь высокими ценами на нефть и природный газ, быстренько заработать миллиарды. По официальным данным Министерства энергетики США добыча сланцевого газа выросла с немногим менее 2 миллионов тыс. 2007 году до 8.500.000 тыс.


2011 году. Это четырехкратное увеличение объема составляет почти 40% от общей добычи сухого природного газа в США в том году. А в 2002 году сланцевый газ составлял всего лишь 3% от общего объема добычи газа.


Со времен "нефтяных войн", происходивших более века назад, были разработаны различные отраслевые программы, предотвращающие обвал цен на нефть и газ из-за их перепроизводства. В 30-х годах было открыто огромное месторождение "Восточный Техас", и произошел обвал цен на нефть.


Штат Техас, где Железнодорожной комиссии (TRC) были даны распорядительные полномочия не только над железной дорогой, но и над добычей нефти и газа (а это был самый важный нефтепроизводящий регион), был призван стать третейским судьей в нефтяных войнах. Ситуация привела к выработке ежедневных квот на производство нефти. Эта система была настолько успешна, что позднее ОПЕК при разработке своих правил основывалась на опыте TRC.


Сегодня, когда Федеральное регулирование нефтяной и газовой промышленности отсутствует, каждый производитель сланцевого газа (ВР, Chesapeake E ergy, A adarko Petroleum, Chevro, E Ca a и другие) мчится на полной скорости, чтобы извлечь максимальное количество газа из своих месторождений. Причина такой спешки красноречива. Месторождение сланцевого газа, в отличие от обычного, исчерпывается гораздо быстрее в силу конкретных геологических причин.


Газ рассеивается и его извлечение становится невозможным без бурения новых дорогостоящих скважин. Появление на рынке огромного объема сланцевого газа стало разрушительным. Цены на него рухнули.


В 2005 году, когда Чейни вывел нефтегазовую промышленность из-под контроля EPA и начался газовый бум, цена на газ на узле "He ry Hub" в Луизиане, на пересечении девяти межгосударственных газопроводов, составляла $ 14 за тысячу кубических футов. К февралю 2011 года она рухнула до $ 3,88. На сегодняшний день цены колеблются около $ 3,50 за тысячу кубических футов.


В своем докладе Артур Берман (Arthur Berma ), опытнейший геолог нефтяной отрасли, специализирующийся на оценке скважин, используя данные по добыче сланцевого газа на основных месторождениях США со времени начала бума, пришел к отрезвляющим выводам. Это особенно верно в случае Hay esville. Сланец выгоден там, где начальные цены примерно в три раза выше, чем, например, в Bar ett или Fayetteville. Спекулятивные цены в Hay esville уже падают поскольку операторы сдвинули свое внимание на более ликвидные цели, которые имеют еще более низкие тарифы на газ.


Это может порождать сомнения в парадигме дешевых и обильных поставок сланцевого газа и окажет каскадный эффект на доверие и доступность капитала". Наш анализ тенденции истощения скважин сланцевого газа показывает, что расчётные конечные извлекаемые запасы на скважину составляют примерно половину значений, обычно представляемых операторами. Короче говоря, производители газа создали иллюзию, что их нетрадиционного и более дорогостоящего сланцевого газа хватит на протяжении десятилетий.


Берман делает вывод: "Три десятилетия добычи природного газа из плотных песчаников и угольного метана показывают, что прибыль маргинальна в низкопроницаемых коллекторах. Сланцевые хранилища имеют проницаемость на порядки величины ниже, чем проницаемость пласта плотного песчаника и метановых угольных пластов.


Так почему же умные аналитики слепо принимают, что коммерческие результаты в сланцевых месторождениях должны отличаться? Ответ прост - высокая начальная цена производства. К сожалению, эти высокие начальные тарифы компенсируются коротким сроком службы скважины и дополнительными расходами, связанными с рестимуляцией сважины. Те, кто ожидают, что долгосрочная себестоимость сланцевого газа будет меньше, чем других нетрадиционных газовых ресурсов, будут разочарованы..


В этом и заключается объяснение того, почему видавшая виды нефтяная промышленность в США отчаянно давит на газ, сеет семена собственного банкротства в в этой игре с большими ставками, она мчится, чтобы сбросить все более убыточные сланцевые активы, пока пузырь еще не лопнул. Финансовые покровители с Уолл-стрит тоже в этой Понци-игре, они ставят миллиарды на карту, так же как в в недавнем мошенничестве секьюритизации недвижимости.


Часть IV: Сто лет газа? Так откуда же тогда кто-то получил число, которое было сказано президенту США: что Америку ждет 100 лет поставок газа? Вот где ложь, проклятая ложь и статистика играет решающую роль. У США не будет 100 лет поставок природного газа из сланцев или нетрадиционных источников.


Это число произошло из преднамеренного искажения кем-то принципиальной разницы между тем, что в нефтяной и газовой отрасли называют ресурсы, и тем, что называют резервами. Газовые или нефтяные ресурсы представляют собой совокупность газа или нефти, первоначально существующу. Это общая оценка, независимо от того, являются ли эти газ или нефть коммерчески извлекаемыми. И это - наименее интересное число для извлечения.


С другой стороны, "извлекаемые" нефть или газ относятся к прогнозируемому объему коммерчески извлекаемыми с конкретными технически возможно восстановление проекта, план бурения, Fracki g программы и тому подобное.


После тщательного изучения цифр становится ясно, что президент, его советники и другие взяли последнюю общую цифру PGC о всех трех категориях, или 2170 триллионов кубических футов газа, вероятные, возможные и чисто спекулятивное, и разделили ее на годовое потребление в 2010 году в 24 триллионов кубических футов. И получить число между 90 и 100 лет газового рая.


Социальные закладки:

Комментарии к этой заметке больше не принимаются.


Рейтинг популярности - на эти заметки чаще всего ссылаются:

март 2013
пн вт ср чт пт сб вс
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31