Эксперт: дефолт Украины неизбежен

Украинская гривна начала девальвироваться - пока весьма плавно, но эта плавность обходится всё дороже. 18 сентября на межбанковском валютном рынке курс пробил планку в 8,20 гривен за доллар (минимум - 8,21 гривны за доллар).


И, естественно, за девальвацией была немедленно обнаружена рука Москвы - в ней обвинили пятую колонну в лице работающих на Украине "Сбербанка", ВТБ и ВЭБ (примерно в это же время украинская пресса обвинила российские спецслужбы в организации поножовщины между английскими и украинскими болельщиками на Крещатике).


Реальность несколько проще. Украинский "Нафтогаз", который должен ежемесячно покупать $500 млн - $1 млрд для расчётов с "Газпромом", на этот раз не смог купить валюту напрямую у НБУ и был вынужден скупать её на открытом рынке - с соответствующими результатами для рынка. При этом мотивы НБУ донельзя прозрачны. На первое сентября его золотовалютные резервы составляли лишь $21, 652 млрд, упав до семилетнего минимума. При этом "живых" денег у Киева очень немного: на 1 августа в украинских закромах имелось $4, 137 млрд наличной валюты и депозитов и $1,654 млрд в золоте.


Остальное приходится на ценные бумаги. Между тем, до конца года Украине по внешним долгам необходимо выплатить ещё $3,386 млрд, из них $2,01 млрд за октябрь-ноябрь.


Иными словами, НБУ не захотел продавать валюту "Нафтогазу" потому, что у него меньше конвертируемой наличности, чем у американской корпорации из второй сотни - но, в рамках украинской экономической логики, ему пришлось потратить валюту, потому что он не захотел ее продавать.


Внешние игроки смотрят на усилия НБУ удержать курс гривны с нескрываемым скепсисом. Сбербанк оценил вероятность валютного кризиса на Украине в 82% в течение ближайшего года, и к концу 2014-го она достигнет 96%. По мнению "Сбера", озвученному в начале сентября, среднегодовой курс гривны в 2014-м составит 8,59 гривен за доллар.


На Украине это традиционно сочли происками "имперцев", однако немецкий Commerzba k и международное рейтинговое агентство S&P высказываются ещё радикальнее, предсказывая курс в 9 гривен за доллар уже к концу этого года. Это же агентство оценивает вероятность дефолта на Украине в 44,5% (седьмая строчка "антирейтинга" наиболее рисковых стран) против 34,8% в 2008-м. Логика "скептиков" вполне ясна - украинская экономика находится в состоянии, не внушающем и тени оптимизма.


После роста на 0,6% в первом квартале, ВВП во втором квартале 2013-го упал на 0,5%. Украинский автопром не спасло даже введение противоречащих правилам ВТО импортных пошлин: в первом полугодии 2013-го по сравнению с аналогичным периодом 2012 года производство автобусов сократилось на 43,2% - до 843 единиц, коммерческих автомобилей на 63,3% - до 657 единиц, легковых на 54,2% до 16,74 тыс.


Снижение показало производство кранов, вагонов, бурильных установок. Однако ожидания не оправдались, а украинский "бум", похоже, был кратким - уже в августе металлургическое производство упало в годовом выражении на 2,9%. Так, "Днепроспецсталь" в августе сократила выплавку на 9,6%.


Чистая прибыль украинских металлургов за 8 месяцев 2013-го года снизилась на 11%. Продвинутая" часть металлургии продолжает коллапсировать. Выпуск ферросплавов труб с января по август сократился на 23%, труб - на 19%. Только за август-сентябрь обанкротился Луганский трубный завод, а на Днепропетровском трубном заводе намечено сократить 1,5 тыс.


2548. Другое слабое место украинской экономики - химия, где снижение собственного производства идёт ударными темпами. Начавшаяся ещё осенью 2012-го цепочка остановок производства на украинских химических заводах продолжается, и конца ей не видно. Так, 2 сентября был остановлен "Стирол", 8 сентября - "ОПЗ", 15 - окончательно остановлен "Северодонецкий Азот". В перспективе остановка "Днепроазота".


Впрочем, провал промышленного производства "маскирует" не столько сельское хозяйство, сколько сфера услуг, прежде всего неплохо чувствующая себя розничная торговля. Однако за её процветанием стоит один малоприятный факт. Украина является мировым лидером по соотношению потребительских кредитов к ВВП. При этом задолженность растёт - за первое полугодие 2013-го было выдано на 18,5% больше кредитов, чем за тот же период прошлого года.


Украинский потребитель, как и украинское государство, участвует в долговой гонке, оплачивая кредиты.. Бесконечно это продолжаться не может. Экономическая стагнация оказала вполне определённое влияние на наполняемость бюджета. При запланированном на 2013-й дефиците бюджета в 13,9 млрд. 2012-м - 25,2 млрд.) Украина уже по итогам первого полугодия имела дефицит в 22,74 млрд. В июле дефицит совершил ещё один рывок, увеличившись до 7,5 млрд. 4,25 млрд.


30,269 млрд. Государство оплачивает свои расходы, "печатая" деньги. За первое полугодие 2013-го наличная гривневая масса выросла на 16,7 млрд. 8,2%), из них 6 млрд. Денежная масса в целом увеличилась на 63,3 млрд., 8,2%. Другой фактор, стоящий за снижением курса - неблагоприятная ситуация во внешней торговле, сжигающая резервы НБУ и всё более сужающая его возможности поддерживать гривну.


Посмотрим на торговый баланс Украины. В январе-июле его дефицит сократился в 1,5 раза. С учётом притока инвестиций и потока валюты от гастарбайтеров платёжный баланс страны оказался положительным (плюс 2,18 млрд. 1,119 млрд. Однако при более внимательном рассмотрении оказывается, что подобный "прогресс" отнюдь не являлся симптомом выздоровления украинской экономики. Точнее, он является симптомом ровно обратного процесса.


Хотя импорт упал на 13,2%, экспорт отстал от него не намного, снизившись на 8,9%. При этом снижение импорта произошло крайне специфическим образом. Украина снизила импорт природного газа на 34,6%, импорт сырой нефти - на 81,6%, импорт угля - на 38,7%. Подтекст "прогресса" таков. Во-первых, снижение закупок газа является либо временной мерой - и тогда мы увидим обвальный рост дефицита торгового баланса в ближайшем будущем - либо результатом твёрдой решимости замерзнуть или и заморозить Европу в ближайшую зиму.


Между тем, согласно прогнозам, зима 2013 2014 ожидается крайне холодной. На севере Европы снег уже начал выпадать, на северном полюсе площадь льдов выросла на 60% менее чем за год. Поскольку украинские власти всё же недостаточно безумны, верен, скорее всего, "временный" вариант. В июле Украина, наконец, начала закачку газа в хранилища, что разом повысило её расходы на его покупку с $383,8 млн в предыдущем месяце до $854,8 млн, пошедших на приобретение 1,5 млрд.


В августе Украина планировала закупить в России уже 2-2,5 млрд кубометров газа. Вдобавок, Киев пытается нарастить поставки газа из Европы. Тем не менее, закупки всё ещё явно недостаточны, и зимой европейцев вместе с украинцами, очевидно, ждёт неприятный сюрприз. Во-вторых, снижение импорта углеводородов "стимулировалось" обвалом украинской химии.


Иными словами, здесь сокращение дефицита торгового баланса в перспективе означало его рост. В-третьих, снижение импорта газа и угля имело скверный привкус и по отношению к украинской металлургии.


В этих условиях правительство не нашло ничего лучшего, как "защитить" местных производителей угля (точнее, Ахметова, контролирующего 66% добычи энергетического угля) от конкуренции, введя с марта этого года квоты на импорт. Между тем, украинский уголь дорог при сомнительном качестве. Как итог - это решение стало одним из факторов, обеспечивших снижение чистой прибыли украинских металлургов на 11% за 8 месяцев 2013-го.


Иными словами, здесь мы видим классическую для Украины схему - уменьшение дефицита торгового баланса ради его.. Сдвиги в структуре экспорта также наводят на своеобразные размышления. Украина в январе-июле 2013-го по сравнению с тем же периодом прошлого года сократила экспорт наземных транспортных средств, самолетов и кораблей на 37,1% - до $2,161 млрд.,


Снизился экспорт чёрных металлов и изделий из них - на 10,1% и 6% соответственно. Экспорт химиков упал на 30%. В целом неудивительно, что "успехи" украинских властей оказались.. Отрицательное сальдо внешней торговли увеличилось в пять раз уже в июне (до $526 млн), а июльский дефицит стал максимальным с декабря 2012-го - $1,56 млрд. Дальнейшие перспективы выглядят ещё более сомнительными.


Наращивание импорта газа само по себе достаточное основание для того, чтобы загнать украинский торговый баланс в глубокий минус. Между тем, начиная с октября обычно начинается рост спроса на продукцию химической промышленности. Уже в июле импорт "химии" вырос на $134 млн. При этом на сей раз он не будет компенсирован собственным украинским экспортом химической продукции.


В итоге, вместе с выплатами по долгам, только за май Украина сократила свои золотовалютные резервы на $700 млн, за июнь - на $1,296 млрд, за июль - на $526 млн, за август - на $1,068 млрд. На самом деле Украина не уменьшила дефицит торгового баланса - она его отложила. Оснований для оптимизма немного.


По сути, единственной надеждой украинских властей радикально поправить торговый баланс оставался рекордный урожай. Ожидалось, что в этом году будет собрано 58 млн. 12 млн. Однако, во-первых, начавшиеся дожди скорее всего скорректируют чересчур оптимистичный прогноз. Во-вторых, цены на зерно на мировом рынке низкие, и демонстрируют лишь вялые и разнонаправленные движения. Отнюдь не случайно, что экспорт зерновых в первом полугодии 2013-го был на 19,2% меньше, чем за тот же период 2012-го.


Иными словами, даже если украинские власти не будут делать резких движений, шансов удержать курс гривны и остановить в ближайшем будущем снижение объёмов промышленного производства у них нет. Между тем, они твёрдо намерены эти движения сделать. Чаемое соглашение об Ассоциации с ЕС предусматривает практически мгновенное снижение в два раза импортных пошлин по длинному ряду позиций - и, следовательно, быстрый рост импорта.


При этом нарастить импорт в ЕС сколько-нибудь существенным образом Украине не удастся - в ЕС кризис перепроизводства. На восточном направлении ситуация не лучше.


Бедный (ВВП страны, по разным оценкам в 8-10 раз меньше российского) украинский рынок для России малоинтересен - на Украину идёт лишь 8% российского экспорта, 60% приходится на минеральное сырьё; иными словами, всё, что грозит России - это потеря 3,2% "неминерального" экспорта. Российская экономика этого даже не заметит.


В то же время на РФ приходится примерно 30% украинского экспорта, по отдельным позициям зависимость украинских производителей от российского рынка критична (так, в Россию идёт 80% экспорта плодоовощной продукции и подавляющая часть экспорта украинского машиностроения).


При этом, учитывая общую маловменяемость украинской политической жизни, возможны и дополнительные "спецэффекты". Иными словами, Украину в любом случае ждёт быстрый рост дефицита торгового баланса - и в краткосрочной и в среднесрочной перспективе. Как следствие, мы увидим дальнейшее "испарение" золотовалютных резервов с неизбежным обвалом курса гривны. Единственный шанс для Киева избежать этого - внешние займы.


Однако ЕС не склонен устраивать аттракцион невиданной щедрости - Украина получит от него лишь $610 млн. Попытки выбить двухмиллиардный беспроцентный кредит из "Газпрома" для обеспечения уже оплаченного до 2015-го года бесперебойного транзита газа, не расплатившись по прошлогоднему кредиту, пока также заканчиваются ничем.


Иными словами, шансов удержать курс гривны у Киева нет. Вопрос лишь в сроках и формате девальвации - в ближайшем будущем и плавно, или в более отдалённом - но с обвалом. Рост экономики на 4% в следующем году, запланированный украинским правительством, попросту фантастичен - мы, очевидно, увидим дальнейшее снижение ВВП по итогам 2014-го года. Столь же неизбежно и падение уровня жизни - Украина слишком явно живёт не по средствам.


Социальные закладки:

Комментарии к этой заметке больше не принимаются.


Рейтинг популярности - на эти заметки чаще всего ссылаются:

сентябрь 2013
пн вт ср чт пт сб вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30