Россия должна жать на все кнопки

Понятно, что реально речь идёт о политике, о том, что в конце следующего месяца Украина должна подписать соглашение об ассоциации и создании зоны свободной торговли с Евросоюзом. Понятно, что у России не так много инструментов давления на Украину. И понятно, что одним из таких инструментов является уже давно апробированное, так сказать, газовое оружие. Только что была встреча российского и украинских президентов, и по результатам можно предположить, что они в очередной раз ни о чём не договорились.


К чему это может привезти? Я думаю, что украинская власть, когда шла на такие шаги по сближению с Евросоюзом, имела в виду возможность выдвижения подобных требований с нашей стороны. Поэтому Украина располагает несколькими возможными ответами, которые, в свою очередь, могут носить комбинированный характер.


Во-первых, это стратегический курс на существенное сокращение газовой зависимости от России. Второй момент - если Россия требует соблюдение этого договора, то есть закупки такого количества газа, сколько Украине сейчас уже не нужно, Киев может угрожать обращением в международные суды, которые могут признать условие этих договорённостей кабальными и разрешить Украине в одностороннем порядке сократить объёмы закупок. Такая возможность есть.


В-третьих, Украина сейчас делает достаточно большую ставку на разработку месторождений сланцевого газа с участием американских компаний. Там, правда, ничего не гарантировано, проект довольно рискованный, но шансы на успех есть. В-четвёртых, уже осуществляются более дешёвые реверсные поставки из Европы.


То есть украинцы стремятся диверсифицировать газовые потоки и, судя по всему, объёмы поставок по этому каналу будут увеличиваться. Это, я думаю, тоже входит в планы украинской стороны - если всего вышеперечисленного будет не хватать, то можно будет прихватить что-нибудь ещё на Западе.


Поэтому я сомневаюсь, что эти действия Газпрома будет эффективны в политическом смысле. Важная проблема здесь в том, что, когда перечисляют за и против соглашения с Таможенным или Европейским союзом, то очень часто не учитывают такого ключевого понятия, как доверие. Украинские элиты испытывают сильный страх перед Россией, они ей не доверяют. В своё время Янукович сделал большую политическую ставку на известное соглашение флот в обмен на газ, которое было заключено сразу после его победы на выборах в 2010 году.


Но потом выяснилось, что украинская сторона очень сильно промахнулась с этим договором.


В результате, теперь украинцы закупают наш газ дороже, чем они закупали, когда было подписано это соглашение, при этом у них отсутствует такой аргумент давления на российскую сторону, как присутствие флота в Севастополе. Здесь они всё подписали. Но на самом деле есть ведь не только материальные активы, материальные интересы, но и такое нематериальное, но очень важное понятие, как доверие. И вот оно, судя по всему, в результате всей этой истории с украинской стороны ушло.


Похоже, Киев откровенно считает, что Россия тогда второй раз использовала переговоры с Украиной в своих интересах. Первый раз был в 2009 году, когда Тимошенко нужно было во что бы то ни стало подписать невыгодное соглашение с Россией, и она подписала. И второй раз - вот это, флот в обмен на газ, которое также оказалось невыгодно для Украины. И в третий раз они не хотели бы экспериментировать.


В своё время газовая дипломатия было эффективна, пока украинская сторона не адаптировалась и не предусмотрела альтернативные решения. Мы просто привыкли, что в наших газовых отношениях с Украиной игра идёт в одни ворота. Мы жмём, жмём, жмём на Украину, и она в конечном итоге вынуждена отступить, пойти нам навстречу.


Но сейчас выяснилось, что это объективно не может продолжаться вечно. Всё равно игрок, которого ты постоянно обыгрываешь, в конце концов адаптируется. Это как в шахматах, когда проигрывающий и более слабый противник учится на своих многочисленных поражениях. Есть и второй момент - Украина в этой ситуации стала реально договариваться с Европой. Ведь что на самом деле нас всегда беспокоило?


Россия очень серьёзно протестовала против оборонной интеграции Украины в Европу, вступления Украины в Североатлантический альянс. Вот здесь всегда всё было серьёзно, в 2008 году на саммите в Бухаресте были сделаны очень резкие заявления российского президента на этот счёт. Но в тоже время Россия достаточно спокойно относилась к другим интеграционным проектам, например, к Восточному партнёрству.


Но украинской и европейской сторонам удалось нащупать тот формат договорённости, который, во-первых, будет носить обязывающий характер, то есть это не просто декларации, а во-вторых - выгоден для обоих участников. И получается, что сейчас Россия должна нажимать на все кнопки, чтобы предотвратить подобного рода исход. И кнутом, и пряником, и Глазьев туда приезжает, и Газпром угрожает, в общем, мобилизуются все ресурсы.


Наша власть недооценила украинский интеграционный потенциал, не была готова к тому, что может быть нащупана некоторая формула, соглашение об ассоциации, означающее зону свободной торговли и в обозримой перспективе - безвизовый режим. Формат, который при этом ничего Украине не гарантирует в смысле вступления в Евросоюз.


Понятно, что многие страны Евросоюза крайне осторожно относятся к дальнейшему расширению на восток, особенно после крайне противоречивого опыта Болгарии и Румынии. С трудом и с большими проблемами, после очень тщательного отбора приняли Хорватию. С другими претендентами всё гораздо сложнее. Договор об ассоциации не даёт Украине никаких обещаний.


Поэтому вот эти факторы, что Украина и адаптируется сама, и договаривается с Евросоюзом в обход России, можно сказать против политических интересов России - это та реальность, в которой сейчас Москва и Киев столкнулись. Ещё немаловажно, что при ближайшем рассмотрении выясняется, что у нас там практически нет сколько-нибудь серьёзных сторонников.


Понятно, что запад Украины и интеллигенция из Киева всегда смотрели в сторону Европейского союза. Но и элиты востока тоже стараются максимально дистанцироваться от России в связи с теми обстоятельствами, о которых я говорил. Нам не доверяют, нас считают слишком непредсказуемыми и опасными.


Но Медвечук не является сейчас серьёзный фигурой, а на примере Маркова Янукович показал всем колеблющемся и подумывающим о том, как бы подружиться с Россией, что это запредельно рискованно. Я имею в виду всем тем, кто прошёл в парламент при поддержке Партии регионов.


Статьи по теме:

  1. Очередная газовая афера Украины

    6 ноября 2013 года новостные порталы Украины и России вновь обошло известие о предстоящем подписании Украиной меморандума о создании Адриатического газового коридора с Венгрией и Хорватией. Комментаторы посчитали, что продвигаемый Брюсселем "Адриатический газовый коридор" - это очередной антироссийский проект.

  2. Украина недовольна ценами на реверсный газ из Европы

    Рухнул еще один проект Украины по освобождению от российского газа. Киев прекратил реверс газа через Польшу, так как топливо из Европы оказалось дороже российского. Это не первый разрекламированный Украиной проект по замене российского газа, который дал трещину.

  3. Украину послали в Брюссель

    Официальному Киеву не удалось перевести тему оплаты российского газа, поставленного в августе нынешнего года, в разряд спора двух хозяйствующих субъектов - Нафтогаза и Газпрома. Хотя неделю назад украинский премьер Николай Азаров пытался это сделать.

Социальные закладки:

Комментарии к этой заметке больше не принимаются.


Рейтинг популярности - на эти заметки чаще всего ссылаются:

октябрь 2013
пн вт ср чт пт сб вс
1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31