Россия, сланец и энергетические проблемы Европы

Однако в итоге мы получили такие энергетические затраты, которые сдерживают этот рост, а выбросы парниковых газов так и не уменьшились, несмотря на снижение энергопотребления. Проблема заключается в том, что мы пока не осознали последствия американской сланцевой революции для Европы.


Благодаря быстрому и эффективному увеличению добычи нетрадиционного газа американские компании платят за свой природный газ из расчета 3,5 доллара за миллион британских тепловых единиц. Это примерно в три раза меньше, чем платят европейцы. Если говорить об электричестве, то здесь картина складывается такая.


Европейские потребители не только страдают от довольно высоких цен на газ; им еще приходится дополнительно платить 30 миллиардов евро за стимулы, направленные на привлечение инвестиций в возобновляемые источники. Эту сумму страны ЕС тратят ежегодно. В результате в Европе электричество в два раза дороже, чем в США. Дешевая энергия дает Америке колоссальное конкурентное преимущество.


Но там есть и другие факторы, превращающие США в хорошее место для промышленных инвестиций. Это гибкий рынок квалифицированных трудовых ресурсов, огромный управленческий резерв, налоговые льготы и в целом благоприятная для бизнеса среда. В свете всего этого у компаний очень мало стимулов и оснований для вложения новых инвестиций в европейскую экономику.


Те энергоемкие отрасли и предприятия, которые могут переместиться в США (это нефтехимические и нефтеперерабатывающие заводы), уже делают это. А в Европе спрос на газ с 2008 уже уменьшился на 15 процентов. Европейская энергетика становится не только дороже - она становится грязнее.


Дело в том, что в Америке в выработке электроэнергии дешевый и чистый газ постепенно вытесняет уголь. А этот уголь проделал путь через Атлантику по ценам, которые все равно ниже наших очень высоких цен на природный газ. Европа сегодня оказалась в неудобном положении по сравнению с исключительно конкурентоспособными Соединенными Штатами. И эта проблема сама по себе не исчезнет. Нам придется пройти весь путь, чтобы добраться до базовой цены, составляющей около 3,5 доллара за миллион британских тепловых единиц. Что же делать?


Вариант первый: искать, а потом добывать и использовать сланцевый газ в Европе. Не исключено, что у нас его очень много, например, во Франции, Германии и Британии. Но чтобы добывать его, нам необходим общественный консенсус. А в Западной Европе противодействие такой добыче по-прежнему очень сильно.


Конечно, оно вполне понятно - гидроразрыв пласта это очень шумно, это агрессивно, а континент наш и так густонаселен. Но если Европа всерьез намерена создавать богатство и рабочие места, ей лучше рассмотреть этот вариант. Самый длинный путь к созданию такого консенсуса проделала Британия.


Она может рассчитывать на политическую волю, налоговые льготы и даже на благословение архиепископа Кентерберийского. Есть и другие составляющие решения энергетических проблем Европы: это атомная энергетика, энергоэффективность, более разумное и правильное использование традиционных углеводородов. Короче говоря, это все, что может удешевить энергоресурсы и сделать их более доступными. Но есть и другая, более радикальная идея.


Мы можем укрепить торговые и политические связи с нашими традиционными поставщиками энергоресурсов, и особенно с Россией, которая на 25% обеспечивает газовые потребности Европы - и этот показатель растет. Безусловно, сделать можно многое. Наши компании смогут получить выход на обильные месторождения дешевого газа, а нашим поставщикам будет гарантирован стабильный и растущий рынок.


Смогут ли Северная Африка и Россия стать европейским Техасом и Оклахомой? Если да, то очень не скоро. Но со временем силы взаимного притяжения все равно нас сблизят. А если что-то имеет фундаментальный смысл, то это что-то обязательно происходит. Паоло Скарони - генеральный директор нефтегазовой компании E i, являющейся крупнейшим в Европе газовым оператором.


Статьи по теме:

  1. Как энергетическое оружие превратилось в газовую погремушку

    Упорное отрицание упадка Начнем с констатации того любопытного факта, что материальный базис российских энергетических амбиций и озабоченности практически не изменился с момента потрясений, случившихся в первый год не оправдавшего надежды президентства Медведева.

  2. Вежливый шантаж

    Кризис, постигший нефтяные и газовые концерны из-за падающих цен на нефть, тормозит их инвестиционную деятельность и затрагивает, в частности, немецких поставщиков в лице мелких и средних предприятий. Когда российский президент Владимир Путин в начале прошлой недели, находясь с государственным визитом в Турции, объявил о закрытии проекта, который играл для его страны важную роль в плане престижа, это было похоже на проявление вредности характера.

  3. Газ, который лопнул

    А как все красиво начиналось! В прошлогоднем послании конгрессу Барак Обама заявил, что благодаря сланцевой революции Америка обеспечена собственным природным газом на 100 лет. Однако сейчас грандиозный пузырь сланцевого надувательства грозит лопнуть подобно мыльному.

Социальные закладки:

Комментарии к этой заметке больше не принимаются.


Рейтинг популярности - на эти заметки чаще всего ссылаются:

ноябрь 2013
пн вт ср чт пт сб вс
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30