Судан: на пороге нового столкновения?

Учитывая то обстоятельство, что в конце ноября заканчивается мандат Временных сил ООН по обеспечению безопасности в пограничном районе Абьей (ЮНИСФА), возобновление военных действий между Хартумом и Джубой становится все более реальным. Казалось бы, с точки зрения европейского мышления, ничего похожего на военный конфликт между Северным и Южным Суданом быть, на данный момент, не может. И, действительно, обе страны обоюдно зависимы от нефтяных долларов, которые составляют основу жизнедеятельности как Севера, так и Юга (95% и 98% поступлений в бюджет, соответственно).


Более того, нынешняя монополия Хартума на транспортировку южносуданской нефти является, в сущности, ключевым фактором избежания новой гражданской войны. К тому же, существует и еще одна причина, по которой обе страны вроде бы вынуждены терпеть друг друга. Это социально-экономическая ситуация в обоих Суданах. После мирового финансового кризиса и, особенно, на протяжении последних двух лет возникли существенные проблемы в суданской экономике.


Связаны они, в первую очередь, с резкой утечкой капиталов за границу. В связи с этим, война между Северным и Южным Суданом, даже несмотря на, пожалуй, наиболее острую проблему принадлежности богатого нефтью района Абией, казалась маловероятной в связи с элементарным недостатком средств на ее ведение. Однако, как показал опыт, логика западного человека на суданских просторах дает серьезные сбои.


Прогнозируемый провал переговорного процесса между Северным и Южным Суданом по вопросу демаркации границ и о правах на добычу и транспортировку нефти до предела обострил отношения между Хартумом и Джубой. В результате, в марте прошлого года между двумя странами началось самое крупное вооруженное противостояние со времен гражданской войны 1983-2005 гг.


В апреле войска Южного Судана захватили нефтяное месторождение Хеглиг в провинции Абией, а затем отразили массированное контрнаступление хартумских войск. В ответ парламент Судана принял официальное заявление, в котором Южный Судан был назван вражеским государством. В общем, ситуация накалилась до предела. И лишь вмешательство Совбеза ООН, принявшего резолюцию о выводе суданских и южносуданских военных со всех спорных территорий, несколько снизило градус напряженности.


Впрочем, время показало, что абиейская пластинка является долгоиграющей. Как известно, район Абией обеспечивает около 55% всей нефтедобычи Северного Судана. Собственно, это и стало главной причиной того, что Хартум сделал все, чтобы не допустить проведения в этом регионе в январе 2011 года голосования по поводу независимости Южного Судана. Сделано это было путем настаивания на том, чтобы в референдуме участвовали лояльные Северу кочевники из упомянутого племени миссерия.


По этой же, нефтяной, причине Судан также ввел свой воинский контингент в район, что вызвало настоящий переполох в Джубе.


В результате, тогда волну удалось сбить подписанием в июне 2011 года в Аддис-Абебе договора, обязывающего обе стороны незамедлительно вывести свои войска из Абиея, а также сформировать совместную администрацию, во главе которой был бы поставлен представитель Джубы, и избрать законодательное собрание, возглавляемое представителем Хартума.


Впрочем, переговорный процесс по выполнению упомянутых обязательств вначале застопорился, а затем и вовсе зашел в тупик. Джуба требовала, чтобы Хартум сначала вывел из Абиея остатки своих войск, а потом уж следует приступать к созданию административного органа управления.


В частности, существенно активизировался набор местных крестьян в Суданскую народно-освободительную армию, вводится программа тотального военного обучения, идет повсеместная идеологическая обработка населения насчет преступного режима в Хартуме, а также всячески разжигаются сепаратистские настроения в Дарфуре, Южном Кордофане и Голубом Ниле.


На что же рассчитывает Джуба, так резко повернув в сторону тотальной милитаризации своего населения? В частности, французская компания Тоталь стала ключевым оператором" южносуданской нефти и заявила о намерении в ближайшее время в 3 раза увеличить нынешний объем добычи нефти, а также самыми быстрыми темпами" построить альтернативный северосуданскому" нефтепровод через территорию Кении к Индийскому океану (нефтеперерабатывающий завод в Кении планирует строить Китай, стоимость проекта - около 1,5 млрд.


Однако Джубе следовало бы учесть то обстоятельство, что нынешний хозяин Елисейского дворца Ф.О Н.Саркози, больше пока, кажется, озабоченный внутренними проблемами Франции и Евросоюза. Олланд наверняка понимает, что разногласия в американо-французских интересах в Судане с потенциальным втягиванием в данную коллизию главных заинтересованных в суданской проблематике государств (КНР, Катар, Саудовская Аравия, а также Иран) могут стать существенным фактором риска для развития ситуации по оптимистическому" сценарию.


Все это, разумеется, не должно было бы прибавлять хорошего настроения нынешним правителям в Джубе. Однако там (впрочем, как и в Хартуме), похоже, еще не навоевались за десятилетия гражданской войны. Посему и вновь начинают преобладать не трезвомыслящие, а милитаристски-шапкозакидательские настроения, способные до предела накалить и без того взрывоопасную ситуацию в регионе.


Статьи по теме:

  1. Ответы на вызовы. Академик РАН Александр Некипелов

    Как обозначить переживаемый экономикой период? Какие меры необходимы, чтобы вывести народное хозяйство на устойчивый социально-экономический рост? Какова роль сырьевого сектора, законодательного закрепления прав собственности, нашей производительности труда и других факторов в обеспечении модернизации страны?

  2. Нефть как фактор независимости

    Поскольку освоение энергоресурсов РЮО намечается с помощью России и Венесуэлы, то это обещает многие плюсы всем участникам. Во-первых, в Закавказье усилится экономико-политическое влияние России и ее союзников, включая и РЮО. Во-вторых, югоосетинский нефтегазовый проект Москвы и Каракаса обозначит новый этап развития их партнерства, в том числе в СНГ.

  3. Вежливый шантаж

    Кризис, постигший нефтяные и газовые концерны из-за падающих цен на нефть, тормозит их инвестиционную деятельность и затрагивает, в частности, немецких поставщиков в лице мелких и средних предприятий. Когда российский президент Владимир Путин в начале прошлой недели, находясь с государственным визитом в Турции, объявил о закрытии проекта, который играл для его страны важную роль в плане престижа, это было похоже на проявление вредности характера.

Социальные закладки:

Комментарии к этой заметке больше не принимаются.


Рейтинг популярности - на эти заметки чаще всего ссылаются:

ноябрь 2013
пн вт ср чт пт сб вс
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30